June 23rd, 2020

Особенности национальной командировки

Алматы ‹—› «Лунный» Каньон, 22 сентября 2018 г., суббота
АВТО: 0436 км;     Время в пути: 11,7 ч;     Стоимость: 16.77$ (1$ = 358 тенге)

  • Рейс: нерейсовый

  • Транспортное средство: автомобиль Renault-Duster 2.0 [kz271 ZXA |02], Достовалова Антона, место: без номера

  • Билет: ---

  • Доплаты: ---

  • Сумма цены: 6003 тенге за газ

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: ---

  • Место покупки: ---

  • Величина очереди в кассу: ---

  • Заполнение салона: ---

  • Запись по: алматинскому времени (московское плюс три часа)


Дата   Регион Пункт                                 Приб.  Стоян.  Отпр.
Автодорога: А-2
22.09    02   Алматы, уг. ул. Желтоксан и Абая       ---    ---    07.35
22.09    05   Байтерек                              08.19    05    05.08
22.09    05   46-й км А-2                           08.35    02    08.37
22.09    05   Байсеит                               09.26    07    09.33
22.09    05   Кокпек                                09.58    07    10.06
Автодорога: А-6
22.09    05   Поворот на Лунный Каньон              10.35    05    10.40
22.09    05   Лунный Каньон                         10.57  (343)   16.40
Автодорога: А-2
22.09    05   Первомайка, супермаркет Магнум        18.48    05    18.53
22.09    02   Алматы, уг. Аблай-Хана и Абая         19.15   ---     ---

Со мною ехали: Владимир Достовалов, Диана Хайли и Татьяна Калькис
Нас возил: Антон Достовалов
Состояние дороги:

  • Алматы – Байсеит: идеальное

  • Байсеит – Поворот на Каньон: нормальное

  • Поворот на Каньон – Лунный Каньон: грунтовое


Погода по дороге:

  • Алматы – Лунный Каньон: малооблачно, +15... +20

  • Лунный Каньон – Поворот на Чарын: пасмурно, +17

  • Поворот на Чарын – Кокпек: дождь, +15

  • Кокпек – Шелек: облачно, +20

  • Шелек – Алматы: малооблачно, +20... +25

Особенности национальной командировки

Сокращённые записи 2018, 31.12.2018

30.04.2018-пн: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Туганбай, авто 0144 км; 3,0 час; $9.89
Subaru-Forester 2.5 [A238BXP] собственный; бенз. 3240,00 тенге (328 тенге/1$) + Нургалиев А.

17.06.2018-вс: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Куйган, авто 0124 км; 3,0 час; $0.00
Subaru-Forester 2.5 [A238BXP] собственный; бенз. 0,00 тенге (340 тенге/1$) + Нургалиев А.

05.08.2018-вс: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Куркудук, авто 0115 км; 4,0 час; $8.74
Subaru-Forester 2.5 [A238BXP] собственный; 3060,00 тенге (350 тенге/1$)

19.08.2018-вс: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› 71 Разъезд, авто 0050 км; 2,0 час; $0.00
Toyota-Camry 2.0 [A661EHP] Нургалиева А., 0,00 тенге бенз. (360 тенге/1$)

31.08.2018-пт: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Куркудук, авто 0115 км; 4,0 час; $8.74
Subaru-Forester 2.5 [A238BXP] собственный; 3060,00 тенге (350 тенге/1$)

29.09.2018-сб: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Байсерке, авто 0012 км; 2,0 час; $0.00
Subaru-Forester 2.5 [A238BXP] собственный, 0,00 тенге бенз. (364 тенге/1$)

25.11.2018-вс: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Ельтай, авто 0054 км; 1,2 час; $0.00
Toyota-Camry 2.0 [A661EHP] Нургалиева А., 0,00 тенге бенз. (370 тенге/1$)

09.12.2018-вс: Алматы —› Акбулак, авто 0054 км; 2,0 час; $0.00
Renault-Duster 2.0 [271zxa|02] Достовалова А., 0,00 тенге бенз. (370 тенге/1$) + Достоваловы Александр и Владимир, Диана Хайли, Татьяна Калькис

09.12.2018-вс: Акбулак —› Талгар, авто 0014 км; 0,5 час; $0.41
частное такси, 150,00 тенге (370 тенге/1$)

09.12.2018-вс: Талгар —› Алматы, авто 0029 км; 0,8 час; $0.55
частное такси, 150,00 тенге (370 тенге/1$)

17.12.2018-пн: «Темiржолсурет» Алматы ‹—› Байсерке, авто 0012 км; 1,5 час; $0.00
Toyota-Camry 2.0 [A661EHP] Нургалиева А., 0,00 тенге бенз. (372 тенге/1$)

Особенности национальной командировки

«Темiржолсурет» Алматы ‹—› Дос 11 мая 2019 г., суббота
АВТО: 0402 км; • Время в пути: 12,1 ч; • Стоимость: 0.00$ (1$ = 381 тенге)

  • Рейс: нерейсовый

  • Транспортное средство: автомобиль Toyota-Camry 2.2 [A 661 EHP], Нургалиева Амира, место: без номера

  • Билет: ---

  • Доплаты: ---

  • Сумма цены: 0,00 тенге

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: ---

  • Место покупки: ---

  • Величина очереди в кассу: ---

  • Заполнение салона: ---

  • Запись по: алматинскому времени (московское плюс три часа)


Дата   Регион Пункт                                 Приб.  Стоян.  Отпр.
Автодорога: А-3
11.05    02   Алматы, уг. ул. Желтоксан и Абая       ---    ---    08.10
11.05    05   Капшагай, 2-й микрорайон              10.57    40    11.37
11.05    05   Малай-Сары                            11.55    45    12.40
11.05    05   Дос                                   13.55    65    14.00
11.05    05   Малай-Сары                            15.45    65    16.40
11.05    05   Капшагай, Нефтебаза                   17.50    25    18.15
Автодорога: КВ-17
11.05    05   Жетыген, переезд                      18.50    20    19.15
11.05    02   Алматы, уг. Аблай-Хана и Курмангазы   20.18   ---     ---

Меня возил: Амир Нургалиев
Состояние дороги:

  • по трассе А-3: идеальное

  • по дороге КВ-17: нормальное


Погода по дороге:

  • малооблачно, +20... +25

Особенности национальной командировки

"Дикий Лось", 24 мая 2019

Три года мне не довелось покататься на поездах. Что же делать: на работе платили такой крохотный микроокладик, меньше стариковских пенсий,  что мечтать об этом не приходилось. Оставалось только в «за пятьдесят» лет искать другую работу... Исхитрившись продать свою несчастную машинку, потому что средств на её нормальную эксплуатацию уже тоже не было, удалось найти немножко денег на то, чтобы съездить хотя бы в столицу нашей Родины.

Свободные места были на многие поезда, но я выбрал себе состав из новых вагонов «Тальго», геометрически расширенных до советской ширины железнодорожной колеи. Поезда попроще, из обычных вагонов, были подешевле, но и шли заметно дольше, а новенький казахстанский лоукостер заряжал за свои авиабилеты минимум в полтора раза дороже такого тальгопоезда.

В кассовом зале Алматы-2 теперь не было ни одного билетного автомата. Татешки в окошках заряжали за свои услуги по одному доллару. При цене купейного билета в 27 долларов было терпимо. Да, если бы ездить хотя бы один раз в полгода, наверное стоило бы зарегистрировать банковскую карточку на сайте железной дороги и брать билеты там напрямую. Но ради одного раза в несколько лет возиться с этим не хотелось...

И вот, спустя неделю... На остановке ни автобуса, ни троллейбуса в сторону вокзала среди белого рабочего дня не оказалось. Мобильное приложение рисовало, что нужный транспорт будет идти сюда ещё около получаса. Пришлось брать такси. За один доллар молоденький мальчик на достаточно крутой японской машинке быстро примчал меня к станции Алматы-2. Состав уже стоял у первого пути и начиналась посадка. Я забрался в вагон.

Купешник нового тальгопоезда был спроектирован испанской фирмой специально для изготовления на астанинском заводе таких вагонов. Они визуально отличались от старых скруглённой крышей и синими входными дверями. Купе внутри стало, как у былых немецких вагонов «Аммендорф». Из-под нижних полок исчезли складные кресла сидячих мест и там образовалось былое место для багажа. Но из полок снизу торчали упоры кронштейнов складывавшего их механизма, под который можно было протащить далеко не каждый чемодан. Из-за того, что из оборудования купе исчезли втыкавшиеся в пазы подлокотников сидячих кресел столики, удобные только преферансистам, освободилось для сумок их место и на верхней полке. Умывальник, встроенный под столиком, исчез, а сам столик стал намного больше. Вот только полки лежачих мест сильно уменьшились в ширину. Электрические розетки и ночники были сделаны иначе, чем в составах испанского изготовления, но никаких неудобств не вызывали. Сразу же работал кондиционер. Ширина прохода в коридоре мимо дверей купе расширилась чуть ли не вдвое.

Отправились минута в минуту. Электронное табло в торце вагона показывало его номер, время, маршрут, температуру и скорость. Скорость у такого поезда я ожидал поболее, но между нашими вокзалами не набралось и сорока, за Шамалганом пошло под сто, и сто тридцать восемь оно ни разу нигде не перевалило. Второй путь до Шу теперь оказался везде, но особого толку от этого не было. Стопить по десять-пятнадцать минут мы начали в Беле. В расписании этих остановок не было. Постояв, еле как поплелись в Кулакшино, где снова встали. В Ала-Айгыре снова встали. Наконец осторожно, шажками, по неправильному пути стали снижаться к Шокпару, и вот он, красавчик: тоже по неправильному, головой нам навстречу, застрял только начинавший свой подъём товарняк. Вокруг него бегали монтёры пути и электрохозяйства, заземлившие перед его электровозом контактный провод. Все пути Шокпара оказались забиты различной путевой техникой. Просквозив по единственному свободному пути, помчались в Чу, куда всё равно опоздали на целый час.

На всех электронных табло поменять Чу на Шу так и забыли. Тем временем наконец-то проснулась барышня, ехавшая в моём купе и сладко спавшая от самой Алматы. Всю свою жизнь на всю катушку завидую людям, которые могут так долго спать в поездах! Долго ли – коротко ли, но вскоре выяснилось, что ей тридцать два годика и двое детишек, девятилетняя дочка и шестилетний сынишка. А по виду не скажешь... Мадам накупила себе на перроне Чу («– Заварка, мыло, сосиска в тесте, шерстяные носки, «Орбит»!») картонный стакан киргизского мороженого и пакетик незамысловатых ягодок, которые клялись, что они местные.

Поезд, хоть и шёл местами почти сто сорок, догонять свой график совсем не хотел, и в Сары-Шаган прибыл с тем же опозданием на час. Перрон станции был вровень с рельсами, и спускаясь со ступеньки тальговагона, я чуть было не ушёл под откос. Поймали. Ещё хлеще оказалось забираться обратно. Помогли. Ну в конце концов мне же уже не двадцать пять лет?!? Мерное тиканье колёс продолжилось, надо было взять пример с соседки и лечь спать, но сон не шёл. Маленько уснуть удалось уже после остановки в Караганды, потому что я не помнил, как мы проехали Сортировку и цементный завод. Значит таки удалось хотя бы на час уснуть.

Состав мотало по загогулинам Шокая и Актастов, сквозь довольно жиденькие облака пыталось просочиться солнышко, и тут показалась Осакаровка. Её теперь стали называть Сарыбелем, и я поразился этому ономастическому беспределу: название Осакаровка происходило от исковерканного казахского же «Аса Кар», что означало «много снега». Название было полностью по смыслу этого места – в низине вокруг южной горловины станции каждую зиму наметало метелями снега по крыши построенных там домиков! Под середину зимы чаще всего торчали уже только верхушки печных труб, даже если в округе снега было и не очень много.

Станция оказалась совершенно пустынна, тем не менее наш поезд погнали от отклонениям стрелок на самый дальний путь станции, противоположный её вокзальному зданию и перрону первого пути. Опаздывающий и без этого состав на станции не останавливался, но по всем изгибам путей и стрелок ползал около получаса. Странно: во времена моей работы по электроснабжению всей этой железной дороги как-то попалась копия приказа, что тальгопоезда запрещалось отправлять на кривые боковые неглавные пути.

Ну и наконец добрались до Сороковой. Я стал высматривать поворот на этот их новый вокзал, и сразу же за станцией мимо выезда на Астану мы поехали влево. Тут же стало видно и въезд на этот вокзал с обратной стороны. По нему при помощи тепловоза ТЭ33А убирали пришедший пассажирский состав с нового вокзала на старый. Наш состав попал на пятикилометровый мост к этому Нурлы Жолу. Внизу, в просветах металлоконструкций сооружения, были видны автодороги, над которыми которыми проходил этот мост – пять улиц, что ли? Рано или поздно вплыли на перрон первого пути.

Поезд прибыл на третий этаж сооружения. Под ним было два этажа крытых паркингов – абсолютно пустых, тогда как снаружи здания притулилось немало машин. Вышли на балкон в сторону города и долго спускались по каким-то эскалаторам, пока наконец-то не оказались на земле. В город тянулась улица с новостройками по краям, прямо был виден новый Конгресс-Холл,а сбоку – бетонные эстакады так и не построенной легкорельсовой системы. Подозревалось, что планирующуюся в Алматы постигнет та же участь, ибо сдать в эксплуатацию здешнюю первый раз планировали пятнадцать лет назад, в 2005 году...

Рашит порулил в сторону нового здания компании KEGOC, возле которого свернул налево и вскоре оказался перед зданием Национального Космического Центра. Здесь были установлены натурные макеты трёх космических ракет-носителей и космического корабля «Буран». Ракеты выглядели вполне правдоподобно, их ненатуральность выдавали только выхлопные дюзы двигателей, но «Буран» выглядел слишком уж аляповато. Я же был когда-то в кабинете главного инженера кустанайского комбината химволокон, и держал в руках настоящую чёрную плитку его облицовки, которую там выпускали когда-то. Плюс в Москве довелось видеть его настоящий, который реально был в космосе...

Поехали дальше и вскоре оказались у этого самого здания-шара, в котором проходила пару лет назад выставка ЭКСПО-2017. Доехать до столицы в год её проведения мне, не имевшему тогда никакой работы, не довелось. Найти деньги на такую поездку было нереально. Огромный шар из синего стекла, высотой примерно с пятиэтажный дом, имел в своей верхней части своеобразный тоннель, внутри которого были смонтированы вентиляторы ветрогенераторов. Вентиляторы поутру не крутились, а весь этот синий шар был сверху и до середины покрыт толстым слоем жёлто-коричневой пыли, отлично на нём заметной. Странно, что конструкцию больше не мыли...

Улицам в бывшей Восточной Ильинке присвоили названия, и на заборе от щедрот акимата прикрепили соответствующую табличку. Местная улочка получила имя актюбинского акына позапрошлого века. Покрутившись после обеда по всяким автосервисам в районе «Астыкжана», мы сначала заскочили в курячий фастфуд. Там теперь было всё на компьютерах, но цены были совсем не для моей крохотной микрозарплаточки. Тем не менее выбрали на компьютерном экране всё, что нам было нужно, прислонили банковскую карточку и получили на экране номер заказа. Чуть погодя на другом экране над раздатчицами загорелось, и нам выдали наш заказ. Потом заехали в магазин разливных напитков, где взяли пиво, которое было с костанайских заводов рудненского «Арасана» и называлось «Дикий лось». Ну кто был в Алматы – практически полный аналог такого был в нашем «Барике» под названием «Восточное».

Домашняя банька была уже натоплена. Тучки тем временем то подсвечивались ненадолго закатным солнышком, то выдавливали из себя коротенький дождик. Упарившись, мы сели хлебать этот самый «Дикий лось», и нам, как в песне у «Дискотеки Аварии», всё в душу не скреблось...

Утром наступил предсказанный метеосайтами катаклизм. Светило яркое солнышко, на небе ни облачка, но градусники показывали плюс два. По холодку я собрался в город, пофотоохотиться за поездами недалече от Нурлы Жола. Поскольку все маршруты автобусов столицы давно и специально перекроили так, чтобы никуда нельзя было приехать без одной-двух пересадок и, соответственно, заплатив второй-третий раз за проезд в одну сторону. Через Ильинку шли два маршрута, маршруты которых шли «в никуда» – в такие же жилые комплексы на других концах города. Причём так хитро, что до узловых точек, необходимых основной массе народа – базар, вокзал – эти автобусы специально не заезжали. Пересаживайся с маршрута на маршрут, плати за проезд второй, а то и третий, раз...

Остановочные комплексы в центре Новой Столицы Евразии были оборудованы виртуальными библиотеками: на огромном плакате были нарисованы обложки книг с QR-кодами возле этих картинок. Десятка три примерно на плакате. Фоткаешь своим устройством этот код, и по системе интернетов скачиваешь в своё устройство нужную книгу. В каком формате и нужно ли за это платить, я узнать не успел – пришёл нужный автобус.

«Цителис» достался гармошковый, по случаю воскресного утра почти пустой. При каждом своём повороте он сильно скрипел шарниром в сочленении-гармошке, и я удивился, как этот звук не выводит из себя его водителя за целый день. По ходу попались бегуны какого-то марафона: всё было тут организовано по-человечески, а не как у нас в Алматы. Для спортсменов была огорожена одна из двух автобусных полос, но остального движения по улицам никто не перекрывал. На каждом перекрёстке гроздьями по пять-шесть штук висели видеокамеры системы «Сергек», и я удивлялся, как местные менты успевали отследить всё, что они там показывают? Это же сколько человек надо было посадить пялиться в мониторы?

Доехав до «Строймастера», я почапал в сторону видневшейся невдалеке рельс. Под автомобильным мостом, построенным вместо былого переезда на станцию Сороковая, теперь отходили пути на вокзал Нурлы Жол со стороны старого железнодорожного вокзала. Едва я забрался на насыпь, как со стороны Нурлы Жола появился поезд. Это убирали на старый вокзал пришедший полчаса назад скорый из Челябинска – всё, что осталось от былого Алма-Аты – Ленинграда. Его вёз ВЛ40М – располовиненный на два ВЛ80С. В хвосте болтало тот китайский электровоз, который притащил состав со стороны Атбасара. Невдалеке был какой-то полузаброшенный переезд – я дошёл до него и огляделся..

В пяти километрах в сторону был новый вокзал. Километр на юг – Сороковая. За транспортной развязкой тепловозный, электровозный и тальговагонный заводы. Пассажирских паровозиков по расписанию в обозримом будущем не наблюдалось, потому что очень мало поездов заходило на Нурлы Жол. В сторону старого вокзала прошмыгнул вдалеке ежедневно-обеденный карагандинский «трамвайчик» – бегать за ним через несколько путей по ярчайшему жёсткому полуденному солнцу желания не возникло. Около часа я поблукал возле переезда, да и собрался обратно домой, куда опять ехал оттуда со всеми пересадками около двух часов...

После обеда меня уже повезли к обратному поезду. Снова пустынный проспект мимо полудостроенной колоннады опор для эстакад несостоявшегося трамвая, упёршийся в Нурлы Жол. Первые два эскалатора мимо первого этажа пустынных паркингов под рельсами, вторые два эскалатора мимо второго этажа пустынных паркингов под рельсами, и наконец сами рельсы. Мой поезд притулился на сей раз не на первом пути, а на каком-то из средних. Прошли огромный балкон, на который, по идее можно было бы заехать на машине, но никого на колёсах сюда уже не пускали. Третьи эскалаторы, по которым мы поднялись почти под крышу, хотя тут её гребень поднимался ещё на пару этажей, и я подумал – сколько КТЖ потратит денег, чтобы отапливать всю эту нечеловеческую махину при минус тридцати семи с ветром? Эскалаторы спускались к перрону с поездами. Тут же был появившийся с некоторых пор аэропортовский досмотр людей, идущих на поезд или с поезда. Мало того, что просветили весь мой небольшой багаж, так ещё и потребовали открыть сумку с фотоаппаратом – им нужно было убедиться, что внутри действительно фотоаппарат. На ленте интроскопа, на котором видно абсолютно всё, они якобы этого не видели... Я не знаю, когда наши спецслужбы перестанут быть пособниками террористов, скапливая толпы людей на всех этих досмотрах – реальным террористам это как раз на руку, сразу взорвать столько народа...

В вагоне тут же начали упрашивать поменяться местами... Ненавижу эти размены!!! Пришлось переходить в соседнее купе, благо тоже на нижнее место. На новом месте оказалась татешка-врач, а по верхним полкам татешка – как оказалось, кыргызстанка – её дочка-школьница, а в соседнем купе ещё один парень из их компании. Татешки тут же заныкались по своим полкам, где героически принялись дожидаться захода солнца – Ураза же?

Если в столицу пару дней назад ехали полупустыми, то назад полными битком. К заходу солнца где-то чуть за Мойынтами татешки оживились и принялись собирать на стол. Киргизская татешка нагрузила полный столик конфет, фиников, печений и разных вкусняшек. Тут оказалось, что киргизская татешка по-русски почти не говорит. Я не мог поверить никак, что она совсем не смотрит там у себя русских сериалов, причём в её стране, в отличие от нашей, русский язык был вторым государственным. Ну ладно – татешка-врач стала у нас переводчицей: с кыргызстанкой разговаривала на казахском, а нам всё переводила.

Дело подходило к середине ночи, киргизские пассажиры из двух купе выходили в Чу, чтобы там пересесть в такси до Бишкека. Поезд после Чу потянулся в гору на Отар, а мне удалось на пару часов уснуть.

Когда я проснулся, нас болтало где-то в районе Копы. Бывшие блок-посты с номерами километров вместо названий были разобраны, а их бывшие домики где-то стояли с виду целыми и закрытыми, а где-то уже в виде голых полуразобранных построек. Пара станций – Жайлау и Куркудук – перестала при этом существовать. За окном изредка проносило встречные – по большей части грузовые.

Раньше от Чемолгана сорок пять минут до Алматы-1 – теперь на этом тальгопоезде ровно полчаса от Казыбек-Бека, и мы притёрлись к третьему пути с невысокой платформой специально для таких составов. Ещё двадцать минут черепашьего хода, и мы, наконец, приехали.

Как обычно, мимо толпы попрошаек-таксистов в троллейбус – до моего дома на такое детское расстояние от вокзала они всё равно не соглашались...

Особенности национальной командировки

Алматы –› Нур-Султан, 24 мая 2019 г., пятница
Ж.Д.: 1337 км;     Время в пути: 15,9 ч;     Стоимость: 27.91$ (1$ = 380 тенге)

  • Поезд: 003ЦА скор. «Алатау» Алматы II – Нур-Султан / Нурлы Жол

  • Вагон: 08 купейн., 071-12865, серебристого цвета сверху, синего цвета снизу, оранжевая полоска под окнами (Talgo), приписан к филиалу «Экспресс» КТЖ (Алматы II), место 1

  • Билет: ЖВ2710 182—475559

  • Доплаты: услуги агентства б/н

  • Сумма цены: 10236 + 370 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: свободно

  • Место покупки: касса 634Ц02, окно №12 здания вокзала Алматы за 7 суток до отправления, защитный код билета 3РР

  • Величина очереди в кассу: нет

  • Заполнение вагона: 50%

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 3, Казахстан темир жолы
24.05    Алматы II                          ---    ---   15.24   ---
24.05    Алматы I                          15.42    10   15.52   ---
24.05    Отар                              17.35    05   17.40   ---
24.05    Пикетный знак 3868 км             18.05    03   18.08   ---
24.05    Бель                              18.25    16   18.41   ---
24.05    Ала-Айгир                         19.06    09   19.15   ---
24.05    Чу                                20.27    30   20.57   0.56
Смена направления движения голова-хвост;
обгон того же локомотива;
Поезд 4, Казахстан темир жолы
24.05    Сары-Шаган                        23.59    07   00.06   0.50 
Поезд 3, Казахстан темир жолы
25.05-сб Акадыр                            02.24    02   02.26   0.38
25.05    Дария                             03.24    02   03.26   0.36
25.05    Караганды                         04.16    16   04.32   0.39 
25.05    Аршалы                            06.30    01   06.31   ---
25.05    Нур-Султан / Нурлы Жол    07.15   ---    ---    0.41

Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 84,35 км/ч
Меня встретил: Рашит Валитов
Тип железной дороги:

  • Алматы II – Алматы I: однопутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Нур-Султан / Нурлы Жол: двухпутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

Тип локомотивов:

  • электровоз KZ4AC-0021 ТЧ Нур-Султан: Алматы II – Нурлы Жол

Погода по дороге:

  • Алматы: малооблачно, +24

  • Нур-Султан: малооблачно, +13

Особенности национальной командировки

Нур-Султан –› Алматы, 26 мая 2019 г., воскресенье
Ж.Д.: 1337 км;     Время в пути: 14,8 ч;     Стоимость: 27.91$ (1$ = 380 тенге)

  • Поезд: 004ЦА скор. «Алатау» Нур-Султан / Нурлы Жол – Алматы II

  • Вагон: 17 купейн., 071-12753, серебристого цвета сверху, синего цвета снизу, оранжевая полоска под окнами (Talgo), приписан к филиалу «Экспресс» КТЖ (Алматы II), место 7

  • Билет: ЖВ2710 182—475560

  • Доплаты: услуги агентства б/н

  • Сумма цены: 10236 + 370 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: свободно

  • Место покупки: касса 634Ц02, окно №12 здания вокзала Алматы за 9 суток до отправления, защитный код билета С5М

  • Величина очереди в кассу: нет

  • Заполнение вагона: Нурлы Жол – 100% – Чу – 70% Алматы

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 4, Казахстан темир жолы
26.05    Нур-Султан / Нурлы Жол     ---    ---   16.32   ---
26.05    Караганды                         19.06    07   19.13   ---
26.05    Дария                             20.06    03   20.09   ---
26.05    Акадыр                            21.14    03   21.17   0.10
26.05    Мойынты                           22.47    01   22.48   0.23
Поезд 3, Казахстан темир жолы
26.05    Сары-Шаган                        23.53    06   23.59   0.20    
27.05-пн Чу                                02.50    30   03.20   ---
Смена направления движения голова-хвост;
обгон того же локомотива;
Поезд 4, Казахстан темир жолы 
27.05    Отар                              05.05    05   05.10   ---
27.05    Алматы I                          06.58    05   07.03   ---
27.05    Алматы II                         07.19   ---    ---    ---


Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 94,04 км/ч
Меня проводили: Рашит и Амир Валитовы
Тип железной дороги:

  • Нур-Султан / Нурлы Жол – Алматы I: двухпутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Алматы II: однопутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

Тип локомотивов:

  • электровоз KZ4AC-0010 ТЧ Нур-Султан: Алматы II – Нурлы Жол

Погода по дороге: облачно, +15... +17

Особенности национальной командировки

Пляжная платформа, 08.08.2019

...В этот год опять звали на Иссык-Куль. Но узнав, что ехать через Кегень,
где и в помине нет никаких железных дорог, желание пропало. А сами по себе пляжи меня уже давно не
интересовали. И тут приходит друг с предложением поехать на Алаколь. Да ещё и на поезде! Конечно же я,
хоть и не сразу, но всё таки согласился.

Расписание паровозиков гласило, что туда ходят три поезда, причём все не
ежедневно, а билетов нет в продаже за месяц вперёд. Даже на сайтах казахстанских и российских железных
дорог. Игорь, однако, имел где-то настолько хорошо ему знакомых железнодорожных кассирш, что тут же
заказал места на нужные числа, и потребовал от меня по WhatsApp скан моего паспорта. Места, правда,
оказались только плацкартными, но это, учитывая время до отъезда и время года, как-то абсолютно не
удивило.

Смешным оказалось другое: поскольку я не соглашался на эту поездку с
первого же предложения, все нормальные места в вагонах уже успели раскупить, и нам пришлось брать
билеты в одном случае в разные его вагоны, а в другом случае даже в разные поезда! Но это до нас дошло
лишь намного позднее. Часа за два до поезда Игорь сгонял к своей кассирше заплатить за билеты. Вскоре
на экран смартфона пришли фотографии билетов, которые прямо с экрана можно было показать проводникам.
Им отдельно поступал список паспортов пассажиров, купивших билеты. Собрав нехитрое шмутьишко («–
Плавочки не забыли?» © Русское Радио), и прихватив чего-нибудь на закусь, мы приехали на вокзал.

Состав не подавали долго. Жёлтенькие вагончики появились уже тогда, когда
ему уже почти пора было ехать. Но доблестные сотрудники «Туранис-Экспрессиса», которые не стали
перекрашивать прибалтийские номера бывших латышских вагонов, провели посадку достаточно быстро – в
основном быстренько глядя в смартфоны, свои и пассажиров. Поезд скатился с верхнего вокзала на нижний и
встал, ожидая обгон тепловоза.

Жарища уже второй месяц торчала на отметках за тридцатник. Никаких
кондиционеров в вагоне не было. Через час, в районе Жетыгена, мы созвонились и решили найти в этом
составе ресторан. Проводники подсказали номер нужного вагона: с моего хвоста состава идти через весь
поезд нужно было, как до Пекина, но я таки решился.

Первые два вагона в сторону тепловоза оказались межобластными с сиденьями.
В них стояли самопально смонтированные огромные напольные кондиционеры, возле которых народ отсыхал
почти в прохладе. В одном из межобластных образовалось уже что-то типа кают-компании и было весло.
Парочка следующих по составу вагонов оказалась купейными, с кучей детей. Потом снова пошли плацкарты и
только через почти десяток их оказался купейник, переделанный в ресторан по принципу таких же КТЖ-шных.
Из второй половины вагона купе были убраны, сделано несколько барно-стоечных мест и загородка с двумя
поварихами-официантками. Поварихами их, правда, назвать было трудно – тарелки с готовыми блюдами они
просто доставали из холодильников и разогревали в микроволновке.

Сидячих мест в этом заведении уже не было. Кое-как протиснулись за
свободный кусочек вокруг стойки и заказали себе для скромного начала по тарелочке мантишек, и то, чем
их запить. Народ в заведение ссосался достаточно весёлый, и вскоре мы попросили ещё и жареной курочки.
Тем временем переехали водохранилище и потянулись в петляющую горку, на которой плавно стемнело. Я
пошёл спать...

Ночью проехали станцию Матай: на ней уже не было настолько удручающей
темноты, как 25 лет назад, когда светилось только окошко кабинета дежурного по станции. Как обычно,
пришёл какой-то встречный, и мы понеслись дальше. К рассвету на разъездах стали попадаться грузовые,
количество прожекторов со всех сторон плавно увеличилось и мы въехали в Актогай.

За почти час стоянки там полностью рассвело, тот же самый тепловоз снова,
как и на Алматы-1, обогнался из хвоста в голову поезда. Стоявший рядом товарняк куда-то угомыхал, а
потом никуда не торопясь покатили и мы. Через несколько минут нас протащили без остановки между другими
составами Актогая-Восточного и выкатили на простор. Ровная дорога без единого поворота, но бархатный
путь по ней длился недолго, до следующей станции. Оттуда рельсы пошли гораздо хуже. На каждом разъезде
стояли кучи путевой техники – наверное там брали окна и меняли старый путь.

Ближе к Бесколю за окном вдруг начались поля, речки, сенокосы и деревья.
Зазеленело. На станции Бесколь сколько народу вышло, столько же зашло. Молоденькие мальчики и девочки,
с ног до головы в рюкзаках и гаджетах, сели на две остановки, что удивило. Проводница попыталась
слупить с них деньги, но ребята возмутились, что мы же, типа, дали Вам билеты из кассы?!? Через 45
минут в Акши, до исторического материализма называвшейся «Разъездом №13», они вышли. За окном тем
временем зелень практически кончилась. Подножие гряды гор справа уже стало жёлтым, а слева тянулись
посёлки и виднелось само озеро. Изрядно опустевший вагон всё же добрался до платформы, находившейся
где-то посередине между Акши и Коктумой.

Вдоль одинокого пути был сделан, явно недавно, перрон с металлическими
перилами. Единственная лестница спускалась ближе к бескольскому краю сооружения вниз на приличную
высоту. Чуть дальше виднелся мостик через оросительный канал, в котором не было воды, обросший парочкой
молодых деревьев. Место называлось «Остановочный Пункт 205 км». Поезд стоял минут десять, вывалила
огромная толпа людей, откуда-со стороны тепловоза пришёл Игорь и позвонил на базу отдыха. Нам тут же
назвали таксиста, который нас встречал.

Вдоль одинокого пути был сделан, явно недавно, перрон с металлическими
перилами. Единственная лестница спускалась ближе к бескольскому краю сооружения вниз на приличную
высоту. Чуть дальше виднелся мостик через оросительный канал, в котором не было воды, обросший парочкой
молодых деревьев. Место называлось «Остановочный Пункт 205 км». Поезд стоял минут десять, вывалила
огромная толпа людей, откуда-со стороны тепловоза пришёл Игорь и позвонил на базу отдыха. Ему тут же
назвали таксиста, который нас встречал.

Проехав углом по двум главным улицам посёлка, мы добрались до нашего дома
отдыха, называвшегося «Самал». Заведение представляло собою квадратную территорию по типу узбекского
дворика – все окна комнат одноэтажных жилых корпусов пансионата выходили только внутрь его двора,
посередине которого располагались две крытые веранды, одна из которых была столовой, а вторая кают-
компанией. Во второй были ресторанные топчаны, чтобы посидеть большой компанией отдельно от столовой,
проекционный телевизор, на котором включали мульты для детишек, и теннисный стол. За проживание с
питанием брали 6500 тенге в сутки (чуть больше семнадцати долларов).

Комната дома отдыха была трёхместная. Две кровати вместе и одна отдельно.
Холодильничек. Кондиционер. Телевизор со спутниковым «Отау-ТВ». Санузел, в котором был душ с напольной
низенькой ванной и тёплой водой из бойлера, унитаз и умывальник. Ещё туалеты с дырками в полу и душевые
кабины с баками воды, нагревающиеся на солнце, дополнительно для желающих стояли во дворе. Вскоре
позвали на обед. Кормили, как на убой! В тот день подали шикарный бешбармак, и с лоснящимися пузами мы
потом кое-как поползли на пляж.

До озера надо было спускаться минут двадцать. Дорога шла не напрямую, а
сильно наискосок. Всё дело в том, что везде ближе к воде берег резко обрывался, и дорогу к самому пляжу
прокопали бульдозерами для более-менее плавного спуска только в одном месте. Внизу у воды шла песчаная
коса разной ширины. Стояли беседки из тентов, натянутых на рамы. Там, где шумели волны прибоя, была
полоса камушков, но вообще-то кругом был песок. Только он был тёмно-серого, почти чёрного цвета –
впрочем, как и основной цвет лечебной грязи.

Полужидкая грязь продавалась в пакетах везде, по всем окрестным магазинам,
в том числе и на берегу. Она была трёх цветов, и какой из них был целебнее, я так и не понял. Почти
жёлтая, серо-коричневатая и почти чёрная. Вода в озере была солоноватой. Мы поехали покататься на
катамаране по Алаколю, отплыв от берега больше сотни метров на чистое место, Игорь нырнул с лодки с
пятилитровой баклажкой, набрав её доверху. Я попробовал эту воду: она была почти минеральной – хоть и
не настолько горько-солёной, как в знаменитом Колодце Укаша-Ата, но уже и не пресной.

Потом ни с того, ни с сего вдруг разверзлись хляби небесные. Какие-то не
сплошные тучи над головами пролетали, но никто и не думал, что вдруг польётся? Отсиделись а пляжной
беседке, а потом попёрли «в город». Вышли на вторую главную главную улицу, которая сверху упиралась в
пляжную платформу у рельс. По обеим сторонам стояло несколько незамысловатых магазинчиков с примитивным
набором товара. Поразило, что десяток яиц оказался чуть дешевле,чем в Алматы, хотя их сюда откуда-то
привозили – то ли из Китая за сотню километров, то ли из Талдыкоргана за две сотни...

К ужину вернулись, нас покормили чем-то типа мант. Международный курорт
Алаколь тем временем набирал обороты. В соседнем номере появилась семья из российского Новокузнецка,
которая приехала оттуда на своей джипообразной машине. Ещё одним соседом оказался агашка-фермер с
семьёй. Россияне любили с утра поспать, Игорь тоже, и на завтраки я ходил почти один. Агашка-фермер был
тоже на джипе, и каждое утро до завтрака ездил на нём купаться. Следующим воскресным утром начался
мусульманский праздник Курбан-Байрам. Фермер с семьёй читали с утра молитвы за своим столом в столовой,
а к обеду хозяйка базы отдыха решила угостить всех своих постояльцев варёным мясом, которое только
начинали готовить. Мы купили в самом ближайшем магазинчике по пакету грязи и пошли на пляж,
мазаться.

Жирная алакольская грязища ничем не пахла и шикарно мазалась на всё подряд,
начиная с твоих собственных ладоней. Весь пакет толстым слоем уместился по моим многострадальным
ножонкам, от коленей и ниже, где опухало, и я уселся отсыхать. Игорь баловался винишком, я откупорил
бутылочки беленькой и минералки, и стало совсем хорошо. Вчерашние ветер и волны кончились, по глади
озера немедленно растёкся весь местный маломерный флот из катамаранов, бананов и прочих тому подобных
плавсредств. Желающие покататься, правда, в очереди отнюдь не толпились...

После обеда я пошёл вместо пляжа на железную дорогу. Снова по всему посёлку
до той самой пляжной платформы, только уже не на такси, а своими ножками. Расписание поездов на тот
день я посмотрел ещё в Алматы. Набиралось за два часа с лишним три поезда, и я подумал, что мне этого
хватит. Поезда ходили редко, не ежедневно, а обещанных в начале лета рейсов из Усть-Каменогорска и
Семипалатинска сюда так и не назначили. Или если оно где-то и было, то по крайней мере до Коктумы не
доходило.

Первым должен был пройти в сторону Китая скорый из Алматы на Урумчи.
Неотъемлемое свойство Великой Казахской Степи: вроде бы рядом приличное озеро с большим количеством
воды, но через пару минут ходьбы от берега водоёма возникало ощущение, что никакой влаги рядом вообще
нет. Я долго плёлся по пыльной жарюке мимо колючих проволок, натянутых на столбики вдоль рельс, пока не
пришёл к ступеням выхода с пляжной платформы. Разумеется, если бы что-то шло, то перелезть эту ограду
можно было почти в любом месте, но тут, к счастью, не горело. С обратной стороны платформы в её конце
притулилось большое дерево. Оно было немного не совсем возле рельс, но как «зал ожидания», подходило
вполне.

Урумчийский поезд по своему времени так и не пришёл. Сомневаюсь, что я
неправильно переписал расписание того дня – скорее всего оно где-то жестоко опаздывало. Из Китая
прошмыгнул товарняк, благо по солнышку, а после него показался первый из двух достыкских пассажирских.
Это вообще-то был местный двухвагонный пригород до Актогая, которому подвесили шесть дополнительных
беспересадочных вагонов на Алматы.

Постояв минут десять, этот поезд ушёл. Платформа недолго оставалась совсем
пустой – практически сразу же стал ссасываться народ на следующий рейс, тот самый поезд «Туранис-
Экспрессиса», на котором мы приехали сюда. До него было ещё сорок минут. Людей к его приходу там
накопилось прилично – хоть и не все садились именно тут, потом в Акшах и Бесколе добавлялось до
абсолютно полного, а сам состав был в двадцать четыре вагона. Поезд пришёл, за десять минут его стоянки
все ожидавшие кое-как утряслись, и жёлтый поезд укатил, пообещав через пару дней за нами
вернуться...

После ужина Игорь ушёл на танцы куда-то в центр посёлка, а я включил
телевизор и остался в нашем номере. Вернулся он ближе к полуночи, притащив тарелку ничошного шашлыка.
Хорошо прожаренное мяско даже в первом часу ночи вставило и пошло на «ура».

Утром почти всё было, как обычно: завтрак, магазин, бутылочка, два пакета
грязи и пляж. Правда, последние два дня напрочь отказалось работать хвалёное «Отау-ТВ». Погода ещё
больше устаканилась и встречала нас практически зеркальной поверхностью озера. Появились две пары
пенсионеров, мы потеснились в беседочке и стали отдыхать вместе. Один мужик вообще был мой бывший
коллега-энергетик с одной из алматинских ТЭЦ.

Игорь занялся их лечением. Разные хвори у этих людей он видел насквозь –
просто по их внешнему виду. Он не брался лечить только меня, говоря, что тут уже напрочь всё испортила
официальная медицина. Люди аж удивлялись, насколько он говорил им правду про самих себя, ничего
предварительно у них не спрашивая – просто рассматривая. Одни женщины потом даже прислали ему домой
какие-то подарки-сувениры по почте!

Вечер просидели на базе отдыха за разными разговорами с соседями.
Новокузнецкому мужику хотели налить за дружбу, но тут же из соседних комнат примчалась его жена, и в
приказном порядке увела его домой. Уж и не знаю, какая там была любовь, но (учитывая, что мужик днями
постоянно за рулём), она явно вышла за рамки разумного...

После обеда следующего дня Игорь ещё убежал на пляж – долечивать кого-то, и
вернулся вместе с агашкой-таксистом. Быстро собрались и поехали сначала за готовым шашлыком в дорогу, а
потом к пляжной платформе. Но тут оказалось, что Игорь неправильно посмотрел поезда в билетах. Воцапки
с изображениями билетов пришли на его смартфон, и оказалось, что ему достался первый поезд, уходивший
на час раньше второго. Но мы понятно, что этого не поняли, на него не успели, да к нему и не ехали, и
появились на платформе к приходу второго, жёлтого, поезда. И ещё и думали – откуда бы там 36-й вагон,
если их там всего 24...

Мой первый вагон был самым хвостовым. Я дошёл до края пляжной платформы, и
туда пришёл где-то седьмой вагон. До своего первого я поковылял в хвост – благо разрешили идти по
вагонам. Состав отправился, а Игорь в конце концов договорился с проводниками в третьем. Я пошёл туда,
его не увидел, но вскоре тот пришёл сам ко мне. Оказалось, после переселения он вдобавок ко всему
потерял ещё и телефон. Чуть посидел там – но бабы из того купе начали бозлать, что им спать не дают. Не
давать мы и не пытались, и тихо-смирно разошлись в течение получаса. Всевышний им судья. В Актогае в
десятом часу вечера первый по своему номеру вагон стал из последнего первым.Тот же самый тепловоз
перешёл из хвоста в голову поезда, подцепился к нам и потащил в сторону Алматы. В окошко было видно
полукруг его фар, мчащихся в кромешную тьму, и зелёные огни всех светофоров, не успевавших так быстро
стать красными...

Проснулся я к трём часам ночи в Уш-Тобе. На этой станции мы простояли
непонятно кому аж полчаса. Поехали дальше. Я пытался в темноте рассматривать окрестности вдоль железной
дороги, половину из которых в этом месте уже довелось облазить собственными ножками. Окошко дежурного
по станции Копр подслеповато светилось единственным на всю станцию. Спало, наверное – а как оно орало
на нас несколько лет назад, когда мы вчетвером залезли на бугорок возле его избушки, чтобы пофоткать
оттуда проходящие паровозики?!? Стало светать, отсюда уже каждый пригорок был прекрасно знаком и лично
симпатичен, и чётко по расписанию вползли в Сары-Озек.

Жарища больше тридцатника за ночь кончилась. Здесь было пасмурно и
прохладно. В Досе взялись пропускать встречный ремонтный товарняк с плетями уже сваренных между собой
восьмисотметровых в длину рельс. Пропустили и поехали уже без остановок почти до самой Алматы.
Встречные с Уш-Тобе до Доса не попадались. Да и после Доса до Байсерков тоже. Соседка ехала домой с
двумя девчонками лет десяти, и хотела выйти из поезда в Капшагае, но этот поезд и не думал там
останавливаться, зачем-то тормозя вместо такого достаточно приличного по величине города по всяким
Жетыгенам.

Намотав себе опоздания по станциям непосредственно возле Алматы, где
торчали почти по двадцать минут на каждой, мы наконец-то заехали в город. А дома оказалось, что
простоявшие четыре дня в кастрюле с водой варёные вкрутую яйца, которые я забыл прихватить на Алаколь,
не испортились, хотя вода, в которой они были и помутнела...