Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Особенности национальной командировки

"Мой номер 245...", 27 апреля 2017
 

«Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой...» Сосед не только иногда баловался со мною водочкой. Он работал в одном из подразделений железной дороги, и, узнав, что я ушёл из фонарной конторы, тут же хотел взять меня к себе. Но не тут-то было: железнодорожная компания Казахстана объявила какой-то непонятный никому мораторий на приём людей со стороны, и стала заниматься только переводами между своими внутренними подразделениями. Человек остался с несколькими вакансиями, на которые не смог никого взять – внутри его национальной компании специалистов необходимого уровня уже не находилось...

Когда мне сказали, что законы о трудоустройстве изменили, и пособия по безработице теперь выплачивают не из твоих же собственных пенсионных накоплений, а из социальных отчислений, которые делают предприятия и организации, я пошёл становиться на учёт в службу занятости. Она располагалась в бизнес-центре, переделанном из бывшей табачной фабрики. Достаточно огромный зал со столами сотрудников вдоль стен, рядами кресел посредине и электронной очередью по талончикам из автомата. Подъехать туда на личной автомашине было невозможно – охрана бизнес-центра перекрывала проезд шлагбаумами и требовала пропуск, которого у тех, кто ходил в центр занятости, разумеется, не было. Учитывая вдобавок, что всё это было достаточно далеко от всех остановок общественного транспорта...

«Мой номер 245» – талончик именно с таким номером автомат и выплюнул в меня, когда я впервые попал в это заведение. В очереди из трёх человек пришлось сидеть больше часа. Меня взялись пробивать по всем базам данных – не являюсь ли я пенсионером, индивидуальным предпринимателем или инвалидом. Через сутки они получили ответы, что не являюсь, сняли копии удостоверения и трудовой книжки, и сказали приходить через неделю.

Три раза я ходил туда каждую неделю, но вакансий для моих двух профессий у них не находилось. Каждый раз приходилось сидеть в очереди из 3-4 человек по часу-полтора. Мне велели пойти и открыть себе специальную карточку для выплаты госпособий. Qазком тут же выдал мне такую карточку, не забыв, правда, запихать в неё свой идиотский GoCard. Через полтора месяца с момента обращения мне выдали первое из четырёх пособий, равное примерно половине пенсии простого пенсионера.

В поисках вакансий я не надеялся только на службу трудоустройства, не вылезая всё это время с нескольких сайтов по трудоустройствам. Один из этих сайтов достал меня бесконечными письмами «Ваше резюме давно не обновлялось». А что я мог в нём обновить, кроме того, как добавить себе ещё один набежавший год возраста?!! И вдруг: КГУ при акимате Алматы ищет себе специалиста по энергетике.

Я бегом отправил туда резюмешку и понёсся в КГУ Центра занятости: «Дайте мне направление туда?!!» Те подняли все свои компьютерные списки и гроссбухи – «У нас нет такой вакансии!» Принялись звонить туда и кадровичка акиматовского КГУ сначала сказала, что они не размещают вакансий в социальных сетях, в том числе на «nur.kz», а потом заявила: «А докажите, что я вообще размещала такую вакансию!»

Я не знаю, на что рассчитывала акиматовская мадам, но на следующий день я распечатал объявление об этой вакансии, написал жалобу на акимат города и отправил её в прокуратуру того района города, где он находился, с просьбой либо разъяснить мне, почему одно акиматовское КГУ не подаёт вакансий в другое КГУ того же акимата, либо кто это мог сделать от их имени. Грозный прокурор тут же разродился ответным письмом – акимату ответить прокуратуре, копию заявителю, мне.

В положенный месяц срока я никакого ответа ни от кого не получил. Тогда я направил ту же жалобу в городскую прокуратуру. Реакция прокурорских была та же самая – ответить нам и копию заявителю. Через месяц – никакого ответа. Я отправил ту же жалобу в Генеральную Прокуратуру страны. Вообще никакой реакции! Тогда я отправил эту же жалобу в Администрацию Президента. Оттуда мигом пришёл ответ, что моя жалоба на акимат города и три прокуратуры не принята, так как не распознана моя электронная цифровая подпись. Люди даже не подумали о том, что с нераспознанной ЭЦП я вообще не смог бы зайти на портал электронного правительства...

Тем временем объявились какие-то мальчики из самых южных краёв нашей страны. «Мы хотим восстановить на своей фирме энергоаудит. Мы отправим Вас на курсы энергоаудиторов и оплатим их...» Ради Бога! Кентауские мальчики отксерили мои трудовик и удостоверение, и исчезли... Татешка со службы занятости дала мне телефоны своих знакомых девочек из какого-то элитного агентства по трудоустройству, те взяли мою анкету-резюме и тоже пропали...

Параллельно службе занятости я разослал около двухсот анкет-резюме. Ответы приходили такие «Благодарим Вас за проявленный интерес к нашей вакансии. К сожалению, сейчас мы не готовы пригласить Вас на эту должность, но, возможно, в будущем мы еще вернемся к Вашей кандидатуре». Ну или такие «Большое спасибо за Ваш интерес, проявленный к нашей открытой вакансии. К сожалению, в настоящий момент мы не готовы сделать Вам это предложение. Мы внимательно ознакомились с Вашим резюме, и, возможно, вернемся к Вашей кандидатуре, когда у нас возникнет такая потребность»...

Внезапно мною заинтересовалась одна конторка, и я понёсся туда на собеседование. Меня приняли там два больших чина – технический и финансовый директора этой организации. Беседовали пару часов, и больше меня удивил финансовый – достаточно молодой человек несколько раз изводил каким-то дурацким вопросом: «Кем Вы себя видите в нашей компании?» Поскольку перед этим технический директор достаточно чётко обрисовал мне фронт предстоящих работ, то было понятно, что надо будет делать. И конечно же хотелось ответить этому хлыщеватому мальчику: «Знаете, лично Вас я тут подсиживать не собираюсь!» Но я не стал ему этого говорить. Вызывали собеседоваться дважды, но – как и обычно – так и не сказав ни да, ни нет, тоже исчезли.

Служба занятости организовала свой собственный сайт вакансий. Копаясь на этом ресурсе, я несколько раз находил вполне подходящие мне вакансии, но вдруг оказывалось, что на эту вакансию либо уже приняли человека пару месяцев назад, либо такой вакансии вообще в природе не существует! Кто, как, и зачем заносил её на сайт, узнать каждый раз не удавалось. Как-то позвонили, что есть вакансия, я через полчаса уже был там, но оказалось, что там уже кого-то приняли.

Иногда проводились так называемые «Ярмарки вакансий». Один раз такое случилось в каком-то техникуме возле бывшей «Трикотажки», второй раз – под проливным ледяным дождём во дворе центральной мечети, третий раз – внутри библиотеки университета КазГУ. Под дождём почти никого не было – ни работодателей, ни соискателей, а в двух других случаях по залу бродили толпы совсем молоденьких мальчиков и девочек, иногда перемежаемые солидными дядями и тётями моего возраста, тоже пытавшимися найти себе работу. Бесполезно. От первых требовали опыт работы, которого у них не было, а ко вторым относились, как в той присказке: «Я стою у ресторана – замуж поздно, сдохнуть рано...» Единственным проблеском света оказался огромный полный макет КазГУграда на самом верхнем этаже библиотеки этого комплекса.

К началу осени вдруг устроили какую-то глобальную ярмарку вакансий в одном из кабаков на территории Атакента, бывшей ВДНХ КазССР. О ней раззвонили по нескольким телеканалам. В назначенный день и час я прибыл на это действо.

Огромный зал разделили на три части, в первом из которых расставили стенды со списками вакансий, второй оккупировали различные центры профобучения и профориентации, а третьем расположились непосредственно представители организаций, представлявших свои вакантные места. Я прочитал списки предлагавшихся рабочих мест и прошёл в третий зал, где представителей тех организаций, чьи вакансии я присмотрел в списке, на этой ярмарке попросту не оказалось. Они тупо не пришли.

На ярмарку нагнали студентов нескольких ВУЗов и техникумов. Толпы мальчиков и девочек бродили по зданию и вокруг него, делая бесконечные сэлфи – остальное их не интересовало. Тут же крутились съёмочные группы нескольких телевизионных каналов, снимавшие интервью с отдельными индивидуумами, и всё действо в целом. В общем, ловить там безработному человеку пятидесяти трёх лет, имевшему две специальности, оказалось нечего.

Единый центр занятости в бизнес-центре бывшей табачной фабрики вдруг закрылся. Где-то за ЦУМом открыли центральную его контору, а районные отделения разместили в соответствующих Центрах Обслуживания Населения. К тому времени прошло четыре месяца моей регистрации в этом КГУ, и пособие мне платить перестали – дольше четырёх месяцев не положено. Тем временем ещё один мой сосед, по диплому своего техникума механизатор широкого профиля, решил двинуть туда же по моим стопам. Человек моих лет слегка за полтинник вдруг выбрал себе специальность повара! Его тут же запихали на кулинарные курсы одной из сетей супермаркетов, чтобы в их кулинариях дальше и работать – началось с того, как правильно мыть зелень в салатики и мелко строгать морковку туда же...

Работу, как того и следовало ожидать, я в конце концов нашёл себе сам. Как там писал Владимир Владимирович: «Роясь в сегодняшнем окаменевшем говне, наших дней изучая потемки...» – в анналах сайта службы трудоустройства оказалась вакансия, на которую я попросил выписать мне направление. Выписали. Я поехал в эту организацию.

Суровые мужики, прочитав мою анкету-резюме, месяц молчали, но потом снова вызвали меня к себе и, не став донимать тупыми вопросами «Кем Вы видите себя в нашей компании? », устроили мне письменное тестирование. Ещё через неделю было сказано оформляться.

Когда я с копией приказа о своём трудоустройстве прибежал в Центр занятости, чтобы сняться с учёта, у сотрудницы этого центра случился разрыв шаблона: «Вы в апреле встали на учёт, а в октябре уже нашли себе работу?!!» И тогда разрыв шаблона случился уже у меня.

Как и ровно двадцать лет назад, когда друзья родителей после полугодовых поисков работы в июле 1997 года устроили меня первый раз в KEGOC, едва я устроился таки на работу, как начали звонить другие люди, которые тоже стали предлагать мне трудоустройство. А где они были столько времени до этого, десять месяцев? Испытывать судьбу дальше я не стал.

Впоследствии оказалось, что на хорошую должность переводился мальчик из центрального аппарата этой конторы, куда планировали принять на работу меня. А меня отправили в тот филиал, откуда был этот мальчик, на крохотную зарплаточку, меньшую уходившим от нас на пенсию...