Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Особенности национальной командировки

Рассказики

Телевышка
Поезд, шедший из Алматы в Новосибирск, подходил к станции Шар. На столике стояла початая бутылочка водочки, а мужик, ехавший со мною в купе, рассказывал какие-то прикольные вещи, но вдруг ни с того, ни с сего выдал:
      – Вот, что значит наш суверенный независимый Казахстан – у нас теперь даже в Семипалатинской области нефть добывают!
Я посмотрел в окно – мы проезжали мимо шарского телевизионного ретранслятора, высокой ажурной мачты, увешанной всякими спутниковыми тарелками.
– Кабеке, какая нефть, ты о чём?
– Но вот же нефтяная вышка!..

Арбуз
Поезд из Новосибирска в Алматы заехал поздно ночью на станцию Уш-Тобе. На столике опять стояла початая бутылочка водочки, а мужик, ехавший со мною в купе, был каким-то «вахтовиком» из Ноябрьска, и вырвался, наконец-то, на «материк», чтобы навестить своих родителей в Бишкеке. На перроне, освещённом двумя или тремя редкими лампочками, дремал старый дед-кореец, а перед ним высилась целая гора арбузов. Вахтовик встрепенулся:
      – А интересно, сколько здесь арбуз стоит? У нас в Ноябрьске – 35 тысяч российских (неденоминированных и до дефолта) за килограмм!
Мы вышли из вагона:
      – Дедуль, почём арбузы?
      – Тысячу российских за штуку, и выбирай любой!
С мужиком из Ноябрьска случилась истерика, и он чуть не купил оптом всю эту кучу…

Вкус мяса
И вновь поезд из Алматы в Новосибирск. На сей раз мой попутчик по купе оказался по национальности киргизом, давно переехавшим в Новосибирск, окончившим там ВУЗ, и устроившимся там же на работу. Шёл 1995 год – самый разгар эпопеи по смене гражданств. Алике жил на «Затулинке» и с гордостью (!) показал мне советский паспорт со вкладышем «гражданина России». Я в ответ показал ему свой паспорт – родился в Новосибирске, а гражданин Казахстана… В Аягузе мы выбрались на перрон. Там, как и обычно, вдоль всего поезда бегали мужики с освежёванными и разделанными бараньими тушами, упакованными в мешки из-под китайского сахара.
      – Алике, – сказал я ему, – покупай барана. Тебе из чего завтра жена бешбармак сварганит?!!
      – Э-э-э, братан, аягузский баранина невкусный! Не на той трава пасёт. Вот ошский баранина –
вкусный!
Это ж надо было настолько разбираться в мясе?!?

Билет до Ташкента
Красноярск, авиакассы на Предмостной площади накануне первомайских праздников 1992 года. В очереди прямо передо мною стоял пожилой узбек в халате, тюбетейке и хромовых сапогах. Он протянул кассирше паспорт, в который была вложена бумажка в пятьдесят тысяч рублей (а билет до Ташкента стоил в районе сорока «штук»):
      – Дэвушка, адын былет Тошкент трыдцатое.
Молоденькая барышня похлопала по кнопкам «Сирены» и, не глядя на узбека:
      – Только на четвёртое.
Мужик положил в паспорт ещё одну бумажку в 50 тысяч:
      – Дэвушка, адын былет Тошкент трыдцатое?
Кассирша снизошла, наконец, до того, что посмотрела на него:
      – Я же Вам ясно сказала – только на 4-е мая!
Узбек достал третью бумажку в 50 тысяч и положил в паспорт:
      – Дэвушка, адын былет Тошкент трыдцатое?!!
Милая барышня нажала где-то у себя под плавочками какую-то кнопочку, тут же появились двое ментов, и с самыми дебильными выражениями на лицах аккуратно сгребли в охапку узбека вместе с его паспортом и деньгами, и выкинули из Агентства…

Бозщакуль
Поезд «Прииртышье» Москва – Павлодар (а вот был когда-то и такой) подходил к станции Бозщакуль. Стоял ясный и тёплый апрельский день, и весь снег, накопившийся за зиму в Великой Казахской Степи, бурными ручьями стекал в низины. Я открыл окошко в тамбуре у туалета и наслаждался свежим воздухом. При въезде на станцию, прямо у входного светофора, образовалась огромная лужа талой воды, по которой на деревянных заборах от снегозадержания плавало, как на плотах, пять или шесть пацанят лет десяти-двенадцати. Когда мой вагон проезжал мимо них, один вдруг обернулся ко мне и громко крикнул:
      – Х…ли зыришь?!!
За что немедленно был послан туда же. Поезд проследовал станцию Бозщакуль по расписанию…

Десять щеночков
Поезд «Знаменка – Москва» глубокой ночью подходил к Черкассам. Гадина проводница натопила вагон так, что дышать было абсолютно нечем, и все пассажиры спали с открытыми дверями. Две барышни, ехавшие в соседнем купе, везли куда-то на продажу целый десяток маленьких щеночков породы пекинес – пушистых, прикольных и очень славных. На ночь в открытую дверь своего купе девчонки пристроили огромную картонную коробку, но через какое-то время она от тряски отодвинулась, и все эти щенята моментально расползлись по всему вагону! Я пошёл в туалет, дверь которого оказалась приоткрыта, и прямо посредине него, в
грязной луже ползал маленький щеночек и жалобно пищал. Я подобрал его, обмыл под краном от грязи (а что было делать?!!), и принёс в купе к девкам. Они крепко спали и, когда я попытался разбудить одну из них, вдруг поднялся жуткий визг! Я отдал барышням щеночка и сказал, что случилось с их питомцами. Девчонки (абсолютно в одних плавочках!) побежали по всем купе собирать своих собак, а последнего нашёл опять я – на полу возле титана с кипятком…

День Победы
На поезд, шедший из Пурпе в Челябинск, я сел ближе к ночи в Свердловске. Езды до Челябинска было всего-то около пяти часов, и тут бы поспать, но в моём купе оказались два крепко вдатых «вахтовика», которые заплетающимися языками долго обсуждали: какой двигатель для легкового автомобиля лучше – бензиновый или дизельный. Угомонились они только часа через два, где-то ближе к Каменску-Уральскому… Наступило 9 Мая. В половине пятого утра (ехать было ещё часа полтора) бригадир поезда врубил по составу на всю громкость военные марши и сказал в микрофон: «Поздравляю с Днём Победы!!!» Один из мужиков проснулся и вышел из купе, а второй продолжал спать, и тут я ему отомстил: ручка громкости радио оказалась рядом с моей верхней полкой, и я довернул её на полную. Второй вахтовик подскочил, как ошпаренный, и долго не мог сообразить – где он, и что вообще происходит…

Безбилетник
Скорый «Алматы – Костанай» глубокой ночью остановился минут на десять или пятнадцать в Чиганаке. Окно в купе было открыто, и к нам вдруг залетел летучий мышонок. Поезд тронулся, но пока скорость была маленькая, он и не подумал вылетать обратно. «Бэтмен» забрался в отсек для чемоданов и там затих. Испугавшись, что этот «орёл» попытается вылететь из окна на ходу (а скоростёнка – за 90), я закрыл окно до следующей станции. Примерно через часок мышонку надоело ехать на «чемоданной» полке, и он принялся с жалобным «цвирканьем» носиться по всему купе. Но пришлось ему ждать Сары-Шагана. Как только поезд остановился, я снова открыл окно: «Лети, орлищще, улучшай местную породу!» «Бэтмен», висевший головой вниз, зацепившись коготочками за сеточку полочки для мелких вещей над пустой верхней полкой, сразу почувствовал образовавшийся ветерок и, «цвиркнув» мне на прощанье, улетел в начинавшийся рассвет…

По техническим причинам…
Я только-только поступил в институт, а в это время всей нашей семье потребовалось сдать паспорта для получения ордера на новую квартиру. Но я решил съездить на недельку на Иссык-Куль и взял у алма-атинских ментов справку о том, что мой паспорт находится на прописке. В Чолпон-Ату я уехал на автобусе, а назад пришлось срочно возвращаться на самолётике. Билет по этой справке я всё же купил, но когда пришёл на регистрацию рейса, чолпонатинские менты вдруг тормознули меня на досмотре, отобрали эту справку и абсолютно молча стали перетрясать мою полупустую сумку. Затем меня вывели с секции досмотра, затащили в ЛОВД аэропорта, раполагавшееся в соседнем здании и раздели до плавок. Я абсолютно перестал понимать, что вообще происходит, когда мент, обшарив все складочки моей одежды, вернул мне её обратно и спросил: «Анашу везёшь?» Я чуть не плюнул ему в мерзкую рожу! Мой самолёт уже минут двадцать, как должен был улететь, и я стал прикидывать, на какой же следующий рейс меня теперь посадят? Но мент отдал мне сумку и справку, и сказал, что мой самолёт – второй слева. Я в одиночку, безо всяких сопровождающих, выскочил на лётное поле. Все пассажиры уже сидели в самолёте, а под хвостом «Як-40» прогуливался один из лётчиков. Увидев меня, он спросил: «Что, опять наркоманов ловят?» и звонко рассмеялся… Это оказался мой рейс, который из-за ментов задержали на 25 минут. А когда мы прилетели в Алма-Ату, на табло стояла информация, что самолёт прибыл с опозданием на 25 минут «по техническим причинам»…

Пачка маргарина
Москва, декабрь 1988 года. Игорёк на занятиях, а я, заехав к нему в гости на недельку, иду домой из круиза по одёжным магазинам столицы, прикупив по ходу всяких полуфабрикатов, чтобы приготовить обед. Придя домой, обнаруживаю, что тефтельки мне поджарить не на чем, и слетаю с четвёртого этажа вниз в полуподвальчик, где тогда был продуктовый магазин… Весь небольшой гастрономчик оказался полон какого-то приезжего с какой-нибудь Рязани народа, скупавшего там всякую колбасу. Не имея никакой возможности подобраться к прилавку ближе, чем на 10 метров, я сунулся сначала к кассирше, сидевшей в центре торгового зала, и попросил выбить мне чек на маргарин. Получив какой-то чек на 38 копеек, я врезался в «колбасную» очередь, вздёрнув над головой, как белый флаг, этот комочек бумаги. Озверевшая толпа чуть было не начала пинать меня ногами, но я с криком: «Сволочи, мне не за колбасой, а за маргарином!!!», пошёл на штурм заветного прилавка. И тут меня спасла продавщица. Пожилая огромная тётка, увидев, что мои жалкие останки вот-вот размажут по всему полу, расшвыряла огромными ручищами половину «колбасной» очереди, обложила эту толпу всеми матюками, какие только существовали в Великом и Могучем, добавив напоследок: «Из-за вас, б…, настоящий москвич себе пачку маргарина купить не может!!!», торжественно вручила мне брикетик «Молочного». Притихший народ расступился и пропустил меня назад. Добрая женщина, знала бы ты, кто перед тобой…

Таксистка
Скоростная электричка «Сары-Арка» рейса Астана – Караганда «приземлялась» в Сортировке когда как, одиннадцать вечера плюс-минус двадцать минут. Поймать такси на этой станции до примерно осени 2009 года было конкретной проблемой, пока диспетчерская сортировских бомбил не переехала вдруг из какого-то жилого дома в самом дальнем от железки углу окрестных многоэтажек в то здание вокзала, которое там для поездов, идущих с севера на юг. Вылетаю почти в полночь с чуть опоздавшей «Сары-Арки», и тут же заскакиваю в диспетчерскую таксистов, где перед стареньким телевизором сидят человека три или четыре: «Можно машину до пятнадцатого микрорайона Майкудука?» Тут же поднимается молоденькая изящная девушка-блондинка в очочках, поигрывая автомобильными ключиками: «Поедемте…» Барышня садит меня в двести двадцатый Мерс, и мастерски везёт около получаса за смешную по астанинским меркам сумму по заледенелым ночным ноябрьским улицам самых бандитских и беспредельных окраин Караганды… Выпав в полный осадок, всю дорогу думал – что же у неё спрятано под сиденьем или в одежде, или чья она родственница, если она не боится таксовать в таких условиях?

Понты
Плацкартный вагон. Который час пути по заметённой снегом Великой Казахской Степи – народу скучно… Один сосед достаёт смартфон и начинает играться. Посмотрев на него, второй сосед достаёт свой смартфон – гораздо круче – и тоже начинает играться. Посмотрев на них, третья соседка достаёт свой смартфон – гораздо круче двух прежних – и тоже начинает играться. Тогда я достаю из сумки свой компик Асус-Ееешку, подсоединяю флэш-модем, жду, пока появится сигнал сети, и коротаю время за какой-то игрушкой. Смартфоны почему-то сразу попрятались…

Эпилептик
Едем с сослуживцем по тогдашней огнеупорной работе по тёмно-зелёной Замоскворецкой линии московского метрополитена. Мужик, сидящий на соседней лавочке напротив, вдруг встаёт, сгинается пополам, и падает лбом в ноги тёткам, сидящим напротив него. Тётки с испуганным визгом раздвигают ноги и мужик врюхивается в пол, разбив очки и раскровянив себе лицо. Я первым делом бегу в середину вагона, где переговорное устройство с машинистом, и сообщаю о происшествии. Затем мы с Юрой перевернули беднягу на спину и стали вытирать ему лицо от крови – одна из пассажирок брезгливо протянула нам пачку бумажных салфеток. На «Каширской» поезд, наконец-то встал надолго, и мы, подхватив потерявшего сознание больного за руки и ноги, вынесли его из поезда. Подбежал дежурный по станции, который уже вызвал туда «скорую». Поезд через несколько минут поехал дальше, прибежали врачи и забрали раненого, а дежурный решил записать наши паспортные данные для своего акта. Ну или объяснительной – кто их знает… Шары метрополитеновца вылезли на лоб, когда вдруг оказалось, что перед ним житель Томска и гражданин Казахстана.

Я предупреждал…
Рулю на Танчике из Караганды в сторону Балхаша. Серый пасмурный мартовский день. На повороте трассы вокруг какой-то сопки оказывается перевёрнутой на бок машина дорожной полиции, а рядом ещё две или три тачки. Мужики сгрудились в одну кучу, перекрыли почти всю дорогу, и с чем-то разбираются. Никто не машет остановиться, поэтому аккуратно объезжаю их по краю обочины и еду дальше. Через пару километров вдруг летит – не едет, а именно летит – навстречу какой-то орёл на чёрном BMW с номерами Алматинской области на 777. Круче только яйца. Моргаю фарами – впереди на дороге куча мала, не полетаешь. До орла не доходит, улетает… Года через три. Ясным майским утром рулю на своём Форестере там же и в том же направлении. Видимость миллион на миллион, поэтому не понимаю, как под откосом вдруг оказывается огромная фура на боку, рядом фура поменьше, кузов которой обрезан по диагонали, как бритвой. На шоссе стоит ещё две или три лайбы, мужики уныло бродят по всей трассе… Опять никто не голосует, помощи не требуется, проезжаю дальше, и через пару километров мне навстречу на север прёт колонна какой-то техники Объединённых наций – несколько чисто белых «Хаммеров» и полноприводных грузовиков «UN». В голове колонны идёт гаец с включённой люстрой, которому я моргаю, что впереди препятствие. Проезжая мимо меня, офицер дорожной полиции грозит мне кулаком… Я предупреждал, если чо…

Куда Вы меня повезёте?
Москва, вечер 23 февраля. Еду из Зябликово, где тогда снимали «огнеупорную» квартиру, в Королёв к другу – водофки попить. На станции метрополитена передо мной на эскалаторе оказывается шикарная девочка – сумочка, шуба, каблуки на сапожках сантиметров десять минимум, и огромный букет цветов в руках. Мадам изрядно поддатая, поэтому периодически её тянет назад на меня, и я всё время её ловлю, возвращая в вертикальное положение. Молча! У верхнего края эскалатора, по которому мы поднимаемся, замечаю мерзкие рожи лужковских ментов, моментально понимаю, чем для барышни это сейчас может кончиться, поэтому тут же беру её под локоть, и быстрым шагом протаскиваю мимо ментов и весь вестибюль станции на улицу. Там она тут же ломится влево, в сторону остановок маршруток, я отпускаю её и ухожу направо. Рассматриваю товары в киосках и вскоре чувствую, как под локоть берут уже меня. Оборачиваюсь – эта же подруга:
      – Мужчина, куда Вы меня повезёте?!?
      – Я еду в Королёв, а Вам куда надо?
После этого барышня фыркнула и исчезла…

Неисправный самолёт
Из Астаны в Алматы я вылетел на Эйрбасе-320 Эйр Астаны ранним ясным летним утром. Место попалось в хвосте, на втором или третьем предпоследнем ряду у правого иллюминатора. Самолёт вышел на эшелон (набрал необходимую высоту полёта), когда под нами оказалась Карагандинская ГРЭС-2 в Топаре. И тут его начало трясти… Циклами по две минуты колебания строго вправо-влево становились сильне-сильнее-сильнее, потом плавно затухали. Снова становились сильнее-сильнее-сильнее, потом снова плано затухали… Это были не воздушные ямы, которые обычно, за редким исключением, вверх-вниз, да и то не с такой цикличностью. Это была какая-то неисправность или в руле высоты, или во всех этих триммерах, или в разных оборотах двигателей. Разнесли обычные для такого рейса сэндвичи из слоёного теста, какой-то сок, но я не смог ничего есть и сложил пирожок в сумку. Многим пассажирам меж тем не на шутку стало плохо. Люди уже использовали все гигиенические пакеты, найденные в кармашках сидений, и стали ломиться в туалетные комнаты у меня за спиной, создав приличную очередь в проходе. Лайнер тем временем пролетал над Балхашом, и очень хотелось крикнуть: «Остановите здесь эту лайбу, я сойду!» Как только перелетели озеро Балхаш и начали снижаться, обороты двигателей уменьшили, и вся эта циклическая тряска моментально исчезла! Один лётчик с такого типа самолёта через несколько лет сказал: «На то мы там в кабине и сидим, чтобы вы все долетели!» Как будто от этого легче?!?

Пьянь на перроне
Мы приехали с другом к станции Тимур на поезде, чтобы поймать огромный двухсекционный тепловоз, специально разукрашенный под поезд «Talgo», и идущий как раз с этим поездом. В Алматы такие локомотивы не ходили. Отсняли всю кучу составов, пронёсшихся мимо нас за полдня на пыльной летней жарюке Южно-Казахстанской области, и приплелись обратно на станцию Тимур. До обратного поезда минут сорок. Возле окошка дежурного по станции уютно расположились снаружи двое крепко поддатых агашек, продолжавших и дальше квасить на этой жаре. Случайно посмотрев в сторону южной горловины станции, я увидел бродившую по путям корову. Подошёл к окошку дежурного: «Мужики, сейчас поезд придёт, прогоните скот с путей, собьют же?» Дежурный по станции мигом бросил свой пульт и понёсся прогонять корову, а один из пьяных вдруг набросился на меня со всеми матюками. Мой примерно ровесник, тоже под полтинник где-то – ну не убивать же его прямо тут?!? Проходивший мимо сотрудник ЛОВД в форме, тоже уже немолодой, на алкашню – ноль эмоций… Ну ладно, доехав к утру домой, я тут же отправил письмом жалобу в астанинский Департамент внутренних дел на транспорте… Через пару недель оттуда пришёл ответ, что по моему письму проведена проверка, никакой коровы на путях не было, и никто меня не материл.

Канарский остров
Только-только развалился СССР, и одна из новых коммерческих FM-радиостанций, которые начали к тому времени появляться в городе, вдруг устроила в эфире викторину про Канарские острова. Вопросы были, типа, какое это государство, какая там валюта, сколько часов туда летит самолёт из Москвы и тому подобное. Среди вопросов был и такой – Сколько Канарских островов? Я достал советский «Малый Атлас Мира» и посмортел картинку – девять. Так и ответил… Через пару недель называют правильные ответы. Я ошибся только в числе островов: их оказалось шестнадцать, но обитаемых из них всего семь, а остальные – просто скалы, торчащие из воды. Я уже и забыл про это, как вдруг ещё через пару недель позвонили из туристического агентства, устраивавшего эту викторину, и попросили к ним зайти. Офис фирмы располагался в многоэтажном здании тогдашнего Минавтодора на каком-то этаже посредине. Оказалось, что пригласили меня и ещё одного мужика. Нам начали показывать картинки про остров Ланселот и сказали, что мы выиграли по второму призу, и фирма оплатит нам само проживание и экскурсии на этих островах, если мы возьмём туда билеты за свой счёт. Выходило тысячу долларов туда-обратно на КЛМ с 4-часовой русскоязычной экскурсией по Амстердаму во время пересадки, или семьсот долларов туда-обратно из Москвы. Тут надо упомянуть, сколько это тогда было в Алматы, тысяча долларов. В нескольких чисто валютных магазинах, типа тогдашнего «Grapro», куда можно было войти, только показав, что у тебя есть иностранная валюта, на бумажку в сто долларов можно было купить себе приличную одежду. Обычные тогдашние зарплатки были в пересчёте на доллары в 100-200 баксов. Естественно, что мы оба отказались от таких дико дорогих перелётов туда, но я поехал потом на работу к ныне покойному Александру Васильевичу Пещерову, и рассказал эту историю. Мы начали ржать, что возьмём билеты на самолёт из Москвы, а до неё поедем на боковых плацкартных полках, непременно взяв с собой самогона, папирос и ливерной колбасы. И всем попутчикам скажем, что едем на Канарский Остров!..

Особенности национальной командировки

«Темiржолсурет» Алматы –› Шымкент, 15 сентября 2019 г., воскресенье
Ж.Д.: 0755 км;     Время в пути: 12,7 ч;     Стоимость: 13.73$ (1$ = 387 тенге)

  • Поезд: 071ТА скор. Алматы II – Туркестан

  • Вагон: 05 купейн., 071-10414 (TWL9u-904037), серебристого цвета сверху, синего цвета снизу, оранжевая полоска под окнами (Talgo/еврогабарит), приписан к филиалу «Экспресс» КТЖ (Алматы II), место 11

  • Билет: электронный 76492386067445

  • Доплаты: ---

  • Сумма цены: 5315 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: свободно

  • Место покупки: касса интернет-портал КТЖ #250502

  • Величина очереди в кассу: нет

  • Заполнение вагона: 100%

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 71, Казахстан темир жолы
15.09    Алматы II                          ---    ---   21.44   ---
15.09    Алматы I                          21.32   145   23.57   ---
16.09-пн Аксенгер                          00.20    16   00.36   ---
16.09    Чемолган                          00.48    01   00.49   ---
16.09    Шу                                03.48    12   04.00   2-50
16.09    Тараз                             06.47    10   06.57   2-52
16.09    Шымкент                           09.52   ---    ---    2-33    ->

Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 59,76 км/ч
Тип железной дороги:

  • Алматы II – Алматы I: однопутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Шымкент: двухпутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

Тип локомотивов:

  • электровоз KZ4AT-0019 ТЧ Нур-Султан: Алматы II – Шымкент

Погода по дороге: малооблачно, +17... +20

Особенности национальной командировки

"164. Путешествие в подарок - II", 15.09.2019

Проработав полтора года в месте, где не на какой попало должности – не грузчика и не дворника – платили окладик, меньший стариковских пенсий, я устал мечтать о пачке творога к завтраку и уволился. На другую работу нигде не брали, лишь в одном месте сказав, что люди старше сорока им не нужны. В других местах вообще ничего не говорили – ни «да», ни «нет». Наверное сказать «да» им религия не позволяла, а, сказав «нет», боялись обвинений в дискриминации. Люди просто забыли, что им самим тоже когда-нибудь будет «за пятьдесят», а Всевышний всё видит и всем воздаст.

Поэтому Игорь Сергеевич решил сделать мне подарок на День Рождения в виде билетов на небольшое споттерское путешествие. Я сначала сдуру выбрал Арыс, но взрывы на бывшем арсенале Министерства Обороны возле этой станции периодически возникали вновь. Понятно, что несчастный городок продолжал быть полным самых разномастных «бдителей», поэтому я вместо Арыса решил отползти в Сарыагаш, где хотя бы один раз увидеть живьём узбекские локомотивы. Цивилизация к тому времени уже дошла до того, что изображения купленных по карточке в Москве билетов мне просто переслали по электронной почте...

Тальгопоезд, заранее поданный на первый путь, был «третьей серией» испанских вагонов в Казахстане – дособранный на заводе Астаны из полуфабрикатов, привезённых из «заграницы» контейнерами и платформами. С ещё узкими еврогабаритами проходов по вагону и широкими спальными местами. В купейной компании со мной оказалась семья из папы, мамы и дочери – старшие были ощутимо взрослее, а дочка не сильно от меня отставала. Тут ещё оказалось, что я обулся дома в разные туфли – на распухшую от лимфостазов ногу надевалось по размеру далеко не всё, и я попросту забыл переодеть менее распухавшую правую ногу в то же самое. Да и ладно – так и поехал.

В отличие от весенних поездов в столичный Нурлы Жол, туркестанский осенний рейс «вышел рылом» настолько, что ему даже прицепили один из французских пассажирских локомотивов. Перед отправлением с вокзала Алматы-2 по всем WhatsApp посыпались видеоролики, как шедший перед нами костанайский поезд сносит на шамалганском переезде древнюю «Зетру» каскеленского пригородного рейса. Число погибших в этом автобусе менялось от воцапки к воцапке, а мы тем временем спустились на Алматы-1 и встали на каком-то пути где-то вдалеке от перронов.

С соседнего пути ушёл в сторону катастрофы ремонтно-восстановительный поезд, и стало понятно, что это надолго. Ничего не объявляли, на улицу не выпускали, и мы решили почаёвничать. Меня угостили яблоками и грушами, диспенсер с холодной водой и кипятком тоже был недалеко, так что вскоре из всех присутствующих понеслись дорожные байки.

Начался и кончился небольшой дождик. Потом на соседний путь пришёл скорый из китайского Хоргоса, и через полчаса укатил на верхний вокзал. Потом что-то отправили в сторону Капшагая. Агашка тем временем под улыбки супруги принялся у меня выпытывать, какие женщины мне больше нравятся. Получалось в ответ, как в том анекдоте – «А чем же, по-вашему, я номер набирал?!?» (Размеры не особо важны). Сказали, что в Сарыагаше хватает на любой вкус, и пока я туда из Шымкента доеду, меня там уже встретят...

Поехали мы снова только через три часа. Состав добежал до Аксенгера, где оказался в ряду таких же поездов, ушедших ранее. Снова встали минут на двадцать. Через несколько минут первым ушёл тальгопоезд на Нурлы Жол. Ещё минут через пять следом отправили тальгопоезд до Шымкента. Наконец отправили дальше и нас. Сначала побежали достаточно бодро, но ближе к роковому переезду почти остановились. Автобус, попавший под костанайский поезд, уже оттащили куда-то к местному отделению дорожной полиции. Получилось так, что он застрял в пробке посреди переезда и, когда сработала сигнализация о приближающемся поезде, уже не смог сдвинуться ни вперёд, ни назад. Электровоз зацепился за край его морды и развернул строго вдоль рельс. Водитель автобуса погиб, несколько пассажиров с детьми было ранено и попало в ближайшие больницы...

Теперь вроде бы уже поехали, но торопиться наверстать опоздание оно и не пыталось. Хотя до Шу нигде не останавливались, туда пришли с тем же опозданием. Спать видимо так и не спал, потому что не смог вспомнить, снилось ли вообще что-либо. В Таразе, куда снова припёрли с тем же опозданием, уже светило яркое солнце, и как раз в окно купе. Пытаться поспать уже было бесполезно, и через несколько минут я выбрался в проход спящего вагона и там выпялился в окошко.

Маймак, тоннель, горы, бывшее Бурное, ставшее теперь Бурандами, тюлькубасско-састюбинские петли, цемзавод и пригороды Шымкента – и сюда мы привезли своё трёхчасовое опоздание. Я выскочил из вагона и успел добежать до французского локомотива, чтобы сфотать его. Мерзко и погано, жёстко против приличного солнца, но пытаться перебежать ему дорогу на солнечную сторону я уже не рискнул – горели зелёные. И действительно, буквально через минуту оно поехало дальше. Ужасно ломало переться куда-то ещё – всё-таки прилично припозднились – но я прикинул время и всё же решился.

На площадке слева от вокзала тусило несколько таксистов. На микроавтобусе за 118 км дороги заряжали по 800 тенге ($ 2,5), место в легковой машине стоило в два раза дороже. Агашка-микроавтобусник внезапно начал ломаться, как девочка – поеду или не поеду – и таки пришлось со своими скудными финансами идти в легковушку. «Нексия» (хотя раньше там больше обожали «Вектры») лихо спустилась практически вдоль рельс по Жансугурова-Володарского-Рашидова до Республики, где развернулась, проехала у моста через реку базу отставного милицейского полковника Жаке, и понеслась напрямую в Сарыагаш.

По дороге за тринадцать лет мало что изменилось. Лишь стало чуть больше домиков по её сторонам. Рулевой лихо давил на педальку практически до поворота на Ташкент, потому что дальше потянулись сплошные посёлки. Около прохода на узбекскую таможню один пассажир вышел и стало чуть свободнее. Перекрёстки, светофоры – теперь их стало там ощутимо поболее – дошли уже почти до самых рельс и армады торговых центров за ними. Как только проехали автовокзал, остановились за перекрёстком на заправке. Здесь был «пятак» местных таксистов во все стороны. Побродив по автовокзалу в поисках незамысловатого заведения, я вскоре нашёл и его. На самой автостанции охотиться было не на что, больших автобусов особо не водилось. Стало потихоньку припекать, температурка поползла за двадцать, а куча движущихся во все четыре стороны машин прилично пылила. Вышел обратно на перекрёсток, но решил идти не вправо, на сам вокзал, а прямо к торговым центрам, но мимо моста, низом.

«Вам – налево, вам – направо, а нам строго по центру!»

Дорога для машин поднималась вверх – уже не так круто, как в 2006 году – её заметно досыпали, чтобы она стала положе. Под мостом, с которого милицейский полковник дал мне снять отправлявшийся с пассажирским «Узбекистон», несколько штук которых совсем свеженькими тогда только что подогнали туда наши китайские братья, начинались из тупиков пути отстойника в сторону станционного здания. Там крутилась маневрушка-ТЭМка и ничего особо интересного не было. Солнце стояло с другой стороны, надо было переходить несколько путей, но низом тут дороги не было, а чтобы идти на мост, нужно было прилично возвращаться. Я пошёл по тропинке вагонников налево от моста, в сторону Ташкента, и тут меня обогнал узбекский полуторный выльник, достаточно бодро утащивший свой грузовой в узбекскую сторону. Я доскакал по буеракам до последних станционных стрелок и тут, наконец, смог перейти на другую сторону. Путей здесь было четыре: крайние для манёвров, а два средних – главный ход.

До отправления пассажирского с Алматы на Нукус, к которому я и приехал, оставалось около часа. По ближнему с этой стороны пути по очереди елозили взад-вперёд маневровые тепловоз ТЭМ2 и электровоз ВЛ80С. Между тем и по главным путям продолжалась неплохая движуха. Сначала порожняком пришёл из Ташкента пассажирский электровоз «OZ'ELR», за ним так же порожняком парочка «Узбекистонов», а за этими пришёл со стороны Ташкента и грузовой, с третьим.

С той стороны, откуда я пришёл, вскоре появился местный охранник, молодой парнишка. Перешёл на мою сторону, поздоровались, разговорились. Мне классно помогало то, что я по одной из прошлых работ отлично знал многие приколы КТЖ, местные в том числе. Например о том, как узбеки передавали дистанцию участка линии Средне-Азиатской ж. д. от Ченгельдов до сюда... Мило побеседовали около получаса, и чувачок куда-то убегал – время его обеда начиналось,что ли? Всё-таки хороши и вполне адекватны шымкентские ребята, когда они у себя дома... Тем временем появился и пассажирский – его действительно вёз этот самый «OZ'ELR», который специально приехал его забрать отсюда полтора часа назад.

Время приближалось к двум часам дня, регистрация на обратный рейс должна была начаться в пять вечера, и пора было возвращаться обратно в Шымкент. Обратно к мосту через рельсы я не пошёл – далековато – и нырнул в первый же подходивший по смыслу переулок. Улочка, проходившая между разномастных заборов с обеих сторон, неприлично петляла вдоль небольшого полусухого канала-арыка вправо-влево, но потом вдруг резко вывернула влево и вышла на главную трассу не совсем у таксистской площади. Да и ладно – зато подвернулся магазинчик с небольшими бутылочками минералки в холодильнике. Ёмкости менее полутора литров в Сарыагаше оказались редкостью.

Водитель южнокорейского микроавтобуса «Hyundai» стоял на площадке, «заряжая», в этой лайбе было одиннадцать мест. Народ собирался достаточно быстро, и через минут двадцать салон был полным. Кондуктор, который сам никуда не ехал, собрал деньги и отдал водителю. Моментально закрылись и попёрли на трассу. Летело точно так же, как и утренняя «Нексия», чуть меньше полутора часов. Я по-прежнему, как и тринадцать лет назад, не понимал, почему у половины расстояния этой дороги проезжая часть «туда» так далеко порою отходит в сторону от проезжей части «обратно».

В Шымкенте мы заехали на площадку за каким-то торговым центром почти на углу Республики и Гагарина. Водитель сарыагашской маршрутки показал остановку за углом, откуда шли автобусы в аэропорт. Я пошёл туда. Киосков и магазинчиков с различными «щенятами-табака» вокруг было прилично. Не меньше было и торговых точек с обувью – было похоже, что жители этого города рождались только для того, чтобы покушать и обуться. При своих скудных финансах я опять скромно отполз бутылочкой минералки.

К остановке то и дело подходили автобусы и «ГАЗели» разных маршрутов – прождав около получаса, я пошёл «в народ», выяснять, что-где-когда. И не напрасно: вскоре оказалось, что мне показали неправильную остановку – в сторону аэропорта отсюда ничего не шло. Хорошо людям, когда у них есть деньги на такси... Вернулся обратно на Республику. Там на остановке, наконец, оказался маршрут не в сам аэропорт, но почти до него...

«Хюндай-Конти» оказался раскрашенным, как раньше в Астане, и с гаражным номером борта то ли от «Жорги-МТ», то ли от чего-то такого же. Автобус, верный своим шымкентским традициям общественного транспорта, поплёлся по маршруту с черепашьей скоростью, подолгу стоя на каждой остановке, и ждал, пока кондукторша, довольно юная леди, проорёт очередной ворох тех остановок, которые предстояло проехать. Проехали гостиницу с «Палубой», повернули налево, проехали рядом с местными филиалом «KEGOC», где тоже доводилось бывать, ещё один поворот налево, и всё же выбрались на Тамерлановское шоссе.

Я включил навигатор и стал смотреть, где вообще едем. Когда-то, ещё при СССР, пролетал как-то Чимкент по дороге в адлерский «Павильон №3», но дорогу из аэропорта в город вообще не знал. Оказалось восемь с лишним километров со всеми остановками. Автобусик, удаляясь от центра города, постепенно ехал всё быстрее и быстрее, но всё равно, когда он попал к перекрёстку, от которого шла улица к аэропорту, регистрация на мой рейс уже началась.

Я не знал, сколько ещё надо идти – потом окажется, что ровно один километр – и поскакал по корявому тротуару в сторону аэровокзала. Тротуар был не совсем ровно выложен бетонными плитками, и имел высокие бордюры на каждой поперечной улице. Мимо уже проезжали автобусы всех трёх двенадцатых маршрутов этого города (А-Б-В), но гоняться за ними и искать, где их остановки, я уже не стал. Незадолго до порта слева за забором и какими-то зданиями стало видно огромную стоянку старых самолётов – Ан-24, Ан-12, Як-40, Як-42 – картинка для авиаспоттера маслом, но далековато...

Когда я подскочил к стойке регистрации, до её окончания оставалось 14 минут. При процедуре никаких лишних вопросов не возникло. А я боялся, что там вдруг начнут требовать от пассажира, как однажды в аэропорту Алматы, предъявить банковскую карту, по которой куплен билет, но «Qazaq Air» такими заморочками не страдал. Потому что эта карточка во-первых, была не моя, а, во-вторых, за три тысячи километров отсюда.

Полчаса в накопителе и позвали в самолёт. Пока везли по лётному полю, снять из автобуса оказалось особо нечего – на соседних стоянках торчали на подготовке к рейсу два «Боинга» – 737 «СКАТа» и 757 «Сандея». Нас подвезли к пропеллерному «Dash-8/400». Самолётик номер «P4-AIR» оказался до неприличия новеньким – потом в интернете оказалось, что всего три месяца, как выпущен с завода. В салоне всё сверкало. Я прошёл на 20 ряд кресел – за мной пустыми осталось ещё три ряда.

Начали запускаться двигатели. Сами! Им для этого не нужно было подключаться к автомашине с генератором, как у «Ан-24». Быстро запустились и порулили на взлётную полосу. Ощущение по звуку после «Эмбраера-Е2» было такое, что у этого самолётика дизельные движки. Взлетели в сторону от Алматы, стали разворачиваться и внизу возник аэропорт, откуда только что взлетели, во всей своей красе.

Едва набрали высоту, как попали в облака, в которых начало болтать. Тараза и окрестностей так и не увидели. Бортпроводницы провезли тележку с напитками. Строительства расширения автотрассы «А-2» на запад я тоже так в разрывы облаков и не увидел, хотя люди, недавно катавшиеся там на машинах, сказали, что оно уже идёт.

Снижаться стали точно так же, как за месяц до этого на бразильском «195-Е2». В наступивших сумерках тепличные комплексы на капшагайской трассе выглядели ровными ярко светящимися квадратами, и до меня не сразу дошло, что это вообще такое. Перед зданием нашего аэропорта, как и всегда, торчали попрошайки-таксисты, двое мужиков с моего рейса оказались не местными, и я на глазах у наглых таксистов сказал им отсюда до Дворца Спорта больше двух тысяч тенге за машину не давать! Меня же довёз до дома обычный 92-й.

Всю ночь после такого путешествия и проспал, как убитый...

Особенности национальной командировки

Коктума –› Алматы, 13 августа 2019 г., вторник
Ж.Д.: 0761 км;     Время в пути: 16,5 ч;     Стоимость: 6.83$ (1$ = 386 тенге)

  • Поезд: 454ХА пасс. Достык – Алматы II

  • Вагон: 01 плацк., 008-28848, жёлтого цвета с синими диагональными полосками, приписан к ПК «Туран-Экспресс» (Алматы II), место 27

  • Билет: электронный

  • Доплаты: ---

  • Сумма цены: 2638 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: нет никаких; билет взят по блату

  • Место покупки: билет взят не мной за 4 суток до отправления

  • Величина очереди в кассу: ---

  • Заполнение вагона: О. п. 205 км – 90% – Актогай – 100% – Алматы

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 454, Казахстан темир жолы
09.08     О. п. 205 км                       ->  ---    ---   17.35   ---
13.08    Акчи                              17.53    09   18.02   ---
13.08    Жайпак                            18.27    02   18.29   ---
13.08    Бесколь                           18.55    10   19.05   ---
13.08    Актогай-Восточный                 21.25    02   21.27   ---
13.08    Актогай                           21.33    42   22.15   0.14
Смена направления движения голова-хвост;
обгон и перецепка того же локомотива;
Поезд 453, Казахстан темир жолы
13.08    Каракультас                       22.26    02   22.28   0.14
13.08    Кокшалпин                         22.49    03   22.52   0.14
13.08    Керегетас                         23.57    03   00.00   0.14
14.08-ср Матай                             00.54    10   01.04   0.10
14.08    Кум-Тобе                          01.35    02   01.37   ---
14.08    Мулалы                            02.15    15   02.30   ---
14.08    Круш-Даласы                       03.05    02   03.07   ---
14.08    Уш-Тобе                           03.20    30   03.50   ---
14.08    Тауарасы                          05.14    01   05.15   ---
14.08    Сары-Озек                         05.47    16   06.03   ---
14.08    Дос                               06.15    07   06.22   ---
14.08    Жетыген                           08.36    02   08.38   ---
14.08    Байсерке                          09.10    02   09.12   ---
14.08    Жетысу                            09.20    17   09.37   ---
14.08    Медеу                             09.43    02   09.45   0.19
14.08    Алматы I                          09.58   ---    ---    0.18 ->

Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 46,21 км/ч
Со мною ехал: Игорь Щепин
Тип железной дороги:

  • О. п. 205 км – Актогай: однопутная с самостоятельной локомотивной сигнализацией АЛСО, неэлектрифицированная

  • Актогай – Алматы I: однопутная, неэлектрифицированная

Тип локомотивов:

  • тепловоз ТЭ33А-0011 ТЧЭ-28 КТЖ Алматы

Погода по дороге:

  • Коктума: малооблачно, +33

  • Актогай: малооблачно, +28

  • Сарыозек – Алматы: пасмурно, +22

Особенности национальной командировки

Алматы –› Коктума, 09 августа 2019 г., пятница
Ж.Д.: 0770 км;     Время в пути: 16,3 ч;     Стоимость: 6.83$ (1$ = 386 тенге)

  • Поезд: 453ХА пасс. Алматы II – Достык

  • Вагон: 22 плацк., 071-24084, жёлтого цвета с синими диагональными полосками, приписан к ПК «Туран-Экспресс» (Алматы II), место 23

  • Билет: (электронный) 75545560017436

  • Доплаты: ---

  • Сумма цены: 2638 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: нет никаких; билет взят по блату

  • Место покупки: билет взят не мной за 1 сутки до отправления

  • Величина очереди в кассу: ---

  • Заполнение вагона: Алматы – 70% – Уш-Тобе – 100% – Актогай – 80% Бесколь – 60% – О. п. 205 км

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 453, Казахстан темир жолы
09.08    Алматы II                          ---    ---   16.43   ---
Смена направления движения голова-хвост;
обгон и перецепка того же локомотива;
Поезд 454, Казахстан темир жолы 
09.08    Алматы I                          17.05    43   17.48   ---
09.08    Жетыген                           18.32    10   18.42   ---
09.08    Капшагай                          18.53    03   18.56   ---
09.08    Уш-Тобе                           23.32    07   23.39   ---
10.08-сб Алажиде                           00.31    05   00.36   ---
10.08    Матай                             01.31    17   01.48   ---
10.08    Жасказах                          02.16    10   02.26   ---
10.08    Керегетас                         02.49    08   02.57   ---
10.08    Актогай                           04.45    40   05.25   0.18   
Смена направления движения голова-хвост;
обгон того же локомотива;
Поезд 453, Казахстан темир жолы 
10.08    Бесколь                           07.40    12   07.52   0.29
10.08    Акчи                              08.38    09   09.37   0.28
10.08    О. п. 205 км                      09.00   ---    ---    0.27 –>

Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 47,29 км/ч
Со мною ехал: Игорь Щепин
Тип железной дороги:

  • Алматы II – Алматы I: однопутная с самостоятельной локомотивной сигнализацией АЛСО, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Актогай: однопутная, неэлектрифицированная


  • Актогай – О. п. 205 км: однопутная с самостоятельной локомотивной сигнализацией АЛСО, неэлектрифицированная
      Тип локомотивов:

  • тепловоз ТЭ33А-0002 ТЧЭ-28 КТЖ Алматы

Погода по дороге:

  • облачно, +28... +33

Особенности национальной командировки

Пляжная платформа, 08.08.2019

...В этот год опять звали на Иссык-Куль. Но узнав, что ехать через Кегень,
где и в помине нет никаких железных дорог, желание пропало. А сами по себе пляжи меня уже давно не
интересовали. И тут приходит друг с предложением поехать на Алаколь. Да ещё и на поезде! Конечно же я,
хоть и не сразу, но всё таки согласился.

Расписание паровозиков гласило, что туда ходят три поезда, причём все не
ежедневно, а билетов нет в продаже за месяц вперёд. Даже на сайтах казахстанских и российских железных
дорог. Игорь, однако, имел где-то настолько хорошо ему знакомых железнодорожных кассирш, что тут же
заказал места на нужные числа, и потребовал от меня по WhatsApp скан моего паспорта. Места, правда,
оказались только плацкартными, но это, учитывая время до отъезда и время года, как-то абсолютно не
удивило.

Смешным оказалось другое: поскольку я не соглашался на эту поездку с
первого же предложения, все нормальные места в вагонах уже успели раскупить, и нам пришлось брать
билеты в одном случае в разные его вагоны, а в другом случае даже в разные поезда! Но это до нас дошло
лишь намного позднее. Часа за два до поезда Игорь сгонял к своей кассирше заплатить за билеты. Вскоре
на экран смартфона пришли фотографии билетов, которые прямо с экрана можно было показать проводникам.
Им отдельно поступал список паспортов пассажиров, купивших билеты. Собрав нехитрое шмутьишко («–
Плавочки не забыли?» © Русское Радио), и прихватив чего-нибудь на закусь, мы приехали на вокзал.

Состав не подавали долго. Жёлтенькие вагончики появились уже тогда, когда
ему уже почти пора было ехать. Но доблестные сотрудники «Туранис-Экспрессиса», которые не стали
перекрашивать прибалтийские номера бывших латышских вагонов, провели посадку достаточно быстро – в
основном быстренько глядя в смартфоны, свои и пассажиров. Поезд скатился с верхнего вокзала на нижний и
встал, ожидая обгон тепловоза.

Жарища уже второй месяц торчала на отметках за тридцатник. Никаких
кондиционеров в вагоне не было. Через час, в районе Жетыгена, мы созвонились и решили найти в этом
составе ресторан. Проводники подсказали номер нужного вагона: с моего хвоста состава идти через весь
поезд нужно было, как до Пекина, но я таки решился.

Первые два вагона в сторону тепловоза оказались межобластными с сиденьями.
В них стояли самопально смонтированные огромные напольные кондиционеры, возле которых народ отсыхал
почти в прохладе. В одном из межобластных образовалось уже что-то типа кают-компании и было весло.
Парочка следующих по составу вагонов оказалась купейными, с кучей детей. Потом снова пошли плацкарты и
только через почти десяток их оказался купейник, переделанный в ресторан по принципу таких же КТЖ-шных.
Из второй половины вагона купе были убраны, сделано несколько барно-стоечных мест и загородка с двумя
поварихами-официантками. Поварихами их, правда, назвать было трудно – тарелки с готовыми блюдами они
просто доставали из холодильников и разогревали в микроволновке.

Сидячих мест в этом заведении уже не было. Кое-как протиснулись за
свободный кусочек вокруг стойки и заказали себе для скромного начала по тарелочке мантишек, и то, чем
их запить. Народ в заведение ссосался достаточно весёлый, и вскоре мы попросили ещё и жареной курочки.
Тем временем переехали водохранилище и потянулись в петляющую горку, на которой плавно стемнело. Я
пошёл спать...

Ночью проехали станцию Матай: на ней уже не было настолько удручающей
темноты, как 25 лет назад, когда светилось только окошко кабинета дежурного по станции. Как обычно,
пришёл какой-то встречный, и мы понеслись дальше. К рассвету на разъездах стали попадаться грузовые,
количество прожекторов со всех сторон плавно увеличилось и мы въехали в Актогай.

За почти час стоянки там полностью рассвело, тот же самый тепловоз снова,
как и на Алматы-1, обогнался из хвоста в голову поезда. Стоявший рядом товарняк куда-то угомыхал, а
потом никуда не торопясь покатили и мы. Через несколько минут нас протащили без остановки между другими
составами Актогая-Восточного и выкатили на простор. Ровная дорога без единого поворота, но бархатный
путь по ней длился недолго, до следующей станции. Оттуда рельсы пошли гораздо хуже. На каждом разъезде
стояли кучи путевой техники – наверное там брали окна и меняли старый путь.

Ближе к Бесколю за окном вдруг начались поля, речки, сенокосы и деревья.
Зазеленело. На станции Бесколь сколько народу вышло, столько же зашло. Молоденькие мальчики и девочки,
с ног до головы в рюкзаках и гаджетах, сели на две остановки, что удивило. Проводница попыталась
слупить с них деньги, но ребята возмутились, что мы же, типа, дали Вам билеты из кассы?!? Через 45
минут в Акши, до исторического материализма называвшейся «Разъездом №13», они вышли. За окном тем
временем зелень практически кончилась. Подножие гряды гор справа уже стало жёлтым, а слева тянулись
посёлки и виднелось само озеро. Изрядно опустевший вагон всё же добрался до платформы, находившейся
где-то посередине между Акши и Коктумой.

Вдоль одинокого пути был сделан, явно недавно, перрон с металлическими
перилами. Единственная лестница спускалась ближе к бескольскому краю сооружения вниз на приличную
высоту. Чуть дальше виднелся мостик через оросительный канал, в котором не было воды, обросший парочкой
молодых деревьев. Место называлось «Остановочный Пункт 205 км». Поезд стоял минут десять, вывалила
огромная толпа людей, откуда-со стороны тепловоза пришёл Игорь и позвонил на базу отдыха. Нам тут же
назвали таксиста, который нас встречал.

Вдоль одинокого пути был сделан, явно недавно, перрон с металлическими
перилами. Единственная лестница спускалась ближе к бескольскому краю сооружения вниз на приличную
высоту. Чуть дальше виднелся мостик через оросительный канал, в котором не было воды, обросший парочкой
молодых деревьев. Место называлось «Остановочный Пункт 205 км». Поезд стоял минут десять, вывалила
огромная толпа людей, откуда-со стороны тепловоза пришёл Игорь и позвонил на базу отдыха. Ему тут же
назвали таксиста, который нас встречал.

Проехав углом по двум главным улицам посёлка, мы добрались до нашего дома
отдыха, называвшегося «Самал». Заведение представляло собою квадратную территорию по типу узбекского
дворика – все окна комнат одноэтажных жилых корпусов пансионата выходили только внутрь его двора,
посередине которого располагались две крытые веранды, одна из которых была столовой, а вторая кают-
компанией. Во второй были ресторанные топчаны, чтобы посидеть большой компанией отдельно от столовой,
проекционный телевизор, на котором включали мульты для детишек, и теннисный стол. За проживание с
питанием брали 6500 тенге в сутки (чуть больше семнадцати долларов).

Комната дома отдыха была трёхместная. Две кровати вместе и одна отдельно.
Холодильничек. Кондиционер. Телевизор со спутниковым «Отау-ТВ». Санузел, в котором был душ с напольной
низенькой ванной и тёплой водой из бойлера, унитаз и умывальник. Ещё туалеты с дырками в полу и душевые
кабины с баками воды, нагревающиеся на солнце, дополнительно для желающих стояли во дворе. Вскоре
позвали на обед. Кормили, как на убой! В тот день подали шикарный бешбармак, и с лоснящимися пузами мы
потом кое-как поползли на пляж.

До озера надо было спускаться минут двадцать. Дорога шла не напрямую, а
сильно наискосок. Всё дело в том, что везде ближе к воде берег резко обрывался, и дорогу к самому пляжу
прокопали бульдозерами для более-менее плавного спуска только в одном месте. Внизу у воды шла песчаная
коса разной ширины. Стояли беседки из тентов, натянутых на рамы. Там, где шумели волны прибоя, была
полоса камушков, но вообще-то кругом был песок. Только он был тёмно-серого, почти чёрного цвета –
впрочем, как и основной цвет лечебной грязи.

Полужидкая грязь продавалась в пакетах везде, по всем окрестным магазинам,
в том числе и на берегу. Она была трёх цветов, и какой из них был целебнее, я так и не понял. Почти
жёлтая, серо-коричневатая и почти чёрная. Вода в озере была солоноватой. Мы поехали покататься на
катамаране по Алаколю, отплыв от берега больше сотни метров на чистое место, Игорь нырнул с лодки с
пятилитровой баклажкой, набрав её доверху. Я попробовал эту воду: она была почти минеральной – хоть и
не настолько горько-солёной, как в знаменитом Колодце Укаша-Ата, но уже и не пресной.

Потом ни с того, ни с сего вдруг разверзлись хляби небесные. Какие-то не
сплошные тучи над головами пролетали, но никто и не думал, что вдруг польётся? Отсиделись а пляжной
беседке, а потом попёрли «в город». Вышли на вторую главную главную улицу, которая сверху упиралась в
пляжную платформу у рельс. По обеим сторонам стояло несколько незамысловатых магазинчиков с примитивным
набором товара. Поразило, что десяток яиц оказался чуть дешевле,чем в Алматы, хотя их сюда откуда-то
привозили – то ли из Китая за сотню километров, то ли из Талдыкоргана за две сотни...

К ужину вернулись, нас покормили чем-то типа мант. Международный курорт
Алаколь тем временем набирал обороты. В соседнем номере появилась семья из российского Новокузнецка,
которая приехала оттуда на своей джипообразной машине. Ещё одним соседом оказался агашка-фермер с
семьёй. Россияне любили с утра поспать, Игорь тоже, и на завтраки я ходил почти один. Агашка-фермер был
тоже на джипе, и каждое утро до завтрака ездил на нём купаться. Следующим воскресным утром начался
мусульманский праздник Курбан-Байрам. Фермер с семьёй читали с утра молитвы за своим столом в столовой,
а к обеду хозяйка базы отдыха решила угостить всех своих постояльцев варёным мясом, которое только
начинали готовить. Мы купили в самом ближайшем магазинчике по пакету грязи и пошли на пляж,
мазаться.

Жирная алакольская грязища ничем не пахла и шикарно мазалась на всё подряд,
начиная с твоих собственных ладоней. Весь пакет толстым слоем уместился по моим многострадальным
ножонкам, от коленей и ниже, где опухало, и я уселся отсыхать. Игорь баловался винишком, я откупорил
бутылочки беленькой и минералки, и стало совсем хорошо. Вчерашние ветер и волны кончились, по глади
озера немедленно растёкся весь местный маломерный флот из катамаранов, бананов и прочих тому подобных
плавсредств. Желающие покататься, правда, в очереди отнюдь не толпились...

После обеда я пошёл вместо пляжа на железную дорогу. Снова по всему посёлку
до той самой пляжной платформы, только уже не на такси, а своими ножками. Расписание поездов на тот
день я посмотрел ещё в Алматы. Набиралось за два часа с лишним три поезда, и я подумал, что мне этого
хватит. Поезда ходили редко, не ежедневно, а обещанных в начале лета рейсов из Усть-Каменогорска и
Семипалатинска сюда так и не назначили. Или если оно где-то и было, то по крайней мере до Коктумы не
доходило.

Первым должен был пройти в сторону Китая скорый из Алматы на Урумчи.
Неотъемлемое свойство Великой Казахской Степи: вроде бы рядом приличное озеро с большим количеством
воды, но через пару минут ходьбы от берега водоёма возникало ощущение, что никакой влаги рядом вообще
нет. Я долго плёлся по пыльной жарюке мимо колючих проволок, натянутых на столбики вдоль рельс, пока не
пришёл к ступеням выхода с пляжной платформы. Разумеется, если бы что-то шло, то перелезть эту ограду
можно было почти в любом месте, но тут, к счастью, не горело. С обратной стороны платформы в её конце
притулилось большое дерево. Оно было немного не совсем возле рельс, но как «зал ожидания», подходило
вполне.

Урумчийский поезд по своему времени так и не пришёл. Сомневаюсь, что я
неправильно переписал расписание того дня – скорее всего оно где-то жестоко опаздывало. Из Китая
прошмыгнул товарняк, благо по солнышку, а после него показался первый из двух достыкских пассажирских.
Это вообще-то был местный двухвагонный пригород до Актогая, которому подвесили шесть дополнительных
беспересадочных вагонов на Алматы.

Постояв минут десять, этот поезд ушёл. Платформа недолго оставалась совсем
пустой – практически сразу же стал ссасываться народ на следующий рейс, тот самый поезд «Туранис-
Экспрессиса», на котором мы приехали сюда. До него было ещё сорок минут. Людей к его приходу там
накопилось прилично – хоть и не все садились именно тут, потом в Акшах и Бесколе добавлялось до
абсолютно полного, а сам состав был в двадцать четыре вагона. Поезд пришёл, за десять минут его стоянки
все ожидавшие кое-как утряслись, и жёлтый поезд укатил, пообещав через пару дней за нами
вернуться...

После ужина Игорь ушёл на танцы куда-то в центр посёлка, а я включил
телевизор и остался в нашем номере. Вернулся он ближе к полуночи, притащив тарелку ничошного шашлыка.
Хорошо прожаренное мяско даже в первом часу ночи вставило и пошло на «ура».

Утром почти всё было, как обычно: завтрак, магазин, бутылочка, два пакета
грязи и пляж. Правда, последние два дня напрочь отказалось работать хвалёное «Отау-ТВ». Погода ещё
больше устаканилась и встречала нас практически зеркальной поверхностью озера. Появились две пары
пенсионеров, мы потеснились в беседочке и стали отдыхать вместе. Один мужик вообще был мой бывший
коллега-энергетик с одной из алматинских ТЭЦ.

Игорь занялся их лечением. Разные хвори у этих людей он видел насквозь –
просто по их внешнему виду. Он не брался лечить только меня, говоря, что тут уже напрочь всё испортила
официальная медицина. Люди аж удивлялись, насколько он говорил им правду про самих себя, ничего
предварительно у них не спрашивая – просто рассматривая. Одни женщины потом даже прислали ему домой
какие-то подарки-сувениры по почте!

Вечер просидели на базе отдыха за разными разговорами с соседями.
Новокузнецкому мужику хотели налить за дружбу, но тут же из соседних комнат примчалась его жена, и в
приказном порядке увела его домой. Уж и не знаю, какая там была любовь, но (учитывая, что мужик днями
постоянно за рулём), она явно вышла за рамки разумного...

После обеда следующего дня Игорь ещё убежал на пляж – долечивать кого-то, и
вернулся вместе с агашкой-таксистом. Быстро собрались и поехали сначала за готовым шашлыком в дорогу, а
потом к пляжной платформе. Но тут оказалось, что Игорь неправильно посмотрел поезда в билетах. Воцапки
с изображениями билетов пришли на его смартфон, и оказалось, что ему достался первый поезд, уходивший
на час раньше второго. Но мы понятно, что этого не поняли, на него не успели, да к нему и не ехали, и
появились на платформе к приходу второго, жёлтого, поезда. И ещё и думали – откуда бы там 36-й вагон,
если их там всего 24...

Мой первый вагон был самым хвостовым. Я дошёл до края пляжной платформы, и
туда пришёл где-то седьмой вагон. До своего первого я поковылял в хвост – благо разрешили идти по
вагонам. Состав отправился, а Игорь в конце концов договорился с проводниками в третьем. Я пошёл туда,
его не увидел, но вскоре тот пришёл сам ко мне. Оказалось, после переселения он вдобавок ко всему
потерял ещё и телефон. Чуть посидел там – но бабы из того купе начали бозлать, что им спать не дают. Не
давать мы и не пытались, и тихо-смирно разошлись в течение получаса. Всевышний им судья. В Актогае в
десятом часу вечера первый по своему номеру вагон стал из последнего первым.Тот же самый тепловоз
перешёл из хвоста в голову поезда, подцепился к нам и потащил в сторону Алматы. В окошко было видно
полукруг его фар, мчащихся в кромешную тьму, и зелёные огни всех светофоров, не успевавших так быстро
стать красными...

Проснулся я к трём часам ночи в Уш-Тобе. На этой станции мы простояли
непонятно кому аж полчаса. Поехали дальше. Я пытался в темноте рассматривать окрестности вдоль железной
дороги, половину из которых в этом месте уже довелось облазить собственными ножками. Окошко дежурного
по станции Копр подслеповато светилось единственным на всю станцию. Спало, наверное – а как оно орало
на нас несколько лет назад, когда мы вчетвером залезли на бугорок возле его избушки, чтобы пофоткать
оттуда проходящие паровозики?!? Стало светать, отсюда уже каждый пригорок был прекрасно знаком и лично
симпатичен, и чётко по расписанию вползли в Сары-Озек.

Жарища больше тридцатника за ночь кончилась. Здесь было пасмурно и
прохладно. В Досе взялись пропускать встречный ремонтный товарняк с плетями уже сваренных между собой
восьмисотметровых в длину рельс. Пропустили и поехали уже без остановок почти до самой Алматы.
Встречные с Уш-Тобе до Доса не попадались. Да и после Доса до Байсерков тоже. Соседка ехала домой с
двумя девчонками лет десяти, и хотела выйти из поезда в Капшагае, но этот поезд и не думал там
останавливаться, зачем-то тормозя вместо такого достаточно приличного по величине города по всяким
Жетыгенам.

Намотав себе опоздания по станциям непосредственно возле Алматы, где
торчали почти по двадцать минут на каждой, мы наконец-то заехали в город. А дома оказалось, что
простоявшие четыре дня в кастрюле с водой варёные вкрутую яйца, которые я забыл прихватить на Алаколь,
не испортились, хотя вода, в которой они были и помутнела...

Особенности национальной командировки

Нур-Султан –› Алматы, 26 мая 2019 г., воскресенье
Ж.Д.: 1337 км;     Время в пути: 14,8 ч;     Стоимость: 27.91$ (1$ = 380 тенге)

  • Поезд: 004ЦА скор. «Алатау» Нур-Султан / Нурлы Жол – Алматы II

  • Вагон: 17 купейн., 071-12753, серебристого цвета сверху, синего цвета снизу, оранжевая полоска под окнами (Talgo), приписан к филиалу «Экспресс» КТЖ (Алматы II), место 7

  • Билет: ЖВ2710 182—475560

  • Доплаты: услуги агентства б/н

  • Сумма цены: 10236 + 370 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: свободно

  • Место покупки: касса 634Ц02, окно №12 здания вокзала Алматы за 9 суток до отправления, защитный код билета С5М

  • Величина очереди в кассу: нет

  • Заполнение вагона: Нурлы Жол – 100% – Чу – 70% Алматы

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 4, Казахстан темир жолы
26.05    Нур-Султан / Нурлы Жол     ---    ---   16.32   ---
26.05    Караганды                         19.06    07   19.13   ---
26.05    Дария                             20.06    03   20.09   ---
26.05    Акадыр                            21.14    03   21.17   0.10
26.05    Мойынты                           22.47    01   22.48   0.23
Поезд 3, Казахстан темир жолы
26.05    Сары-Шаган                        23.53    06   23.59   0.20    
27.05-пн Чу                                02.50    30   03.20   ---
Смена направления движения голова-хвост;
обгон того же локомотива;
Поезд 4, Казахстан темир жолы 
27.05    Отар                              05.05    05   05.10   ---
27.05    Алматы I                          06.58    05   07.03   ---
27.05    Алматы II                         07.19   ---    ---    ---


Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 94,04 км/ч
Меня проводили: Рашит и Амир Валитовы
Тип железной дороги:

  • Нур-Султан / Нурлы Жол – Алматы I: двухпутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Алматы II: однопутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

Тип локомотивов:

  • электровоз KZ4AC-0010 ТЧ Нур-Султан: Алматы II – Нурлы Жол

Погода по дороге: облачно, +15... +17

Особенности национальной командировки

Алматы –› Нур-Султан, 24 мая 2019 г., пятница
Ж.Д.: 1337 км;     Время в пути: 15,9 ч;     Стоимость: 27.91$ (1$ = 380 тенге)

  • Поезд: 003ЦА скор. «Алатау» Алматы II – Нур-Султан / Нурлы Жол

  • Вагон: 08 купейн., 071-12865, серебристого цвета сверху, синего цвета снизу, оранжевая полоска под окнами (Talgo), приписан к филиалу «Экспресс» КТЖ (Алматы II), место 1

  • Билет: ЖВ2710 182—475559

  • Доплаты: услуги агентства б/н

  • Сумма цены: 10236 + 370 тенге

  • Постель: включено в стоимость билета

  • Наличие билетов на нужный рейс и дату: свободно

  • Место покупки: касса 634Ц02, окно №12 здания вокзала Алматы за 7 суток до отправления, защитный код билета 3РР

  • Величина очереди в кассу: нет

  • Заполнение вагона: 50%

  • Запись по: времени Нур-Султана (московское плюс три часа)


Дата     Станция                           Приб.   Ст.   Отпр.   Опозд.
Поезд 3, Казахстан темир жолы
24.05    Алматы II                          ---    ---   15.24   ---
24.05    Алматы I                          15.42    10   15.52   ---
24.05    Отар                              17.35    05   17.40   ---
24.05    Пикетный знак 3868 км             18.05    03   18.08   ---
24.05    Бель                              18.25    16   18.41   ---
24.05    Ала-Айгир                         19.06    09   19.15   ---
24.05    Чу                                20.27    30   20.57   0.56
Смена направления движения голова-хвост;
обгон того же локомотива;
Поезд 4, Казахстан темир жолы
24.05    Сары-Шаган                        23.59    07   00.06   0.50 
Поезд 3, Казахстан темир жолы
25.05-сб Акадыр                            02.24    02   02.26   0.38
25.05    Дария                             03.24    02   03.26   0.36
25.05    Караганды                         04.16    16   04.32   0.39 
25.05    Аршалы                            06.30    01   06.31   ---
25.05    Нур-Султан / Нурлы Жол    07.15   ---    ---    0.41

Смена локомотивных бригад по выделенным раздельным пунктам; средняя скорость поезда: 84,35 км/ч
Меня встретил: Рашит Валитов
Тип железной дороги:

  • Алматы II – Алматы I: однопутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

  • Алматы I – Нур-Султан / Нурлы Жол: двухпутная, электрифицированная переменным током 25 кВ 50 Гц

Тип локомотивов:

  • электровоз KZ4AC-0021 ТЧ Нур-Султан: Алматы II – Нурлы Жол

Погода по дороге:

  • Алматы: малооблачно, +24

  • Нур-Султан: малооблачно, +13